Эгалитакратия

Эгалитакратия и Солидаристский либертарно-коммунистический эгалитаризм.

Эгалитакратия- это политико-общественный строй, в основе которого лежит конвенциональный способ принятия решения всех членов общества и утверждение принципа свободы,социальной справедливости,единства,развития,синергии,братства и политико-правового и базово-экономического равенства ,и всеобще открытых возможностей.Эгалитакратия есть форма организации общества,воплощающая принципы солидаристского либертарно-коммунистического эгалитаризма.

Солидаристский либертарно-коммунистический эгалитаризм-- это политико-социальная концепция ,в основе которой лежит идея создания общества с равными политическими,экономическими и правовыми возможностями всех членов этого общества с утверждением во всех формах взаимодействия необходимости солидарности и стремления к компромиссу ,социальному сотрудничеству и духовному доверию среди различных слоёв общества.Основой доктрины является категория свободы, как императив, и диавиолентлавизм(безнасильственные формы взаимодействия,утверждающие основным постулатом "любовь к ближнему"),поэтому насилие против человека находится под запретом,а следовательно,государство как форма правления и все его характерные формы принуждения ,в том числе налогообложение,упраздняются и заменяются гражданскими формами организации.То есть,в рамках эгалитакратии и солидаристского либертарно-коммунистического эгалитаризма, право на свободу имеет каждый гражданин,если его право на свободу не нарушает права других граждан.Эгалитаризм,как Общественно-экономический строй,основан на социальном равенстве,общественной собственности на средства производства,а деление общества на классы упразднено путём изменения нравственно-этического фокуса,а частная собственность частично эгалитарно перераспределена с отсутствием права на отчуждение гарантированной базовой части.Обобществление собственности происходит частично на уровне базово гарантированной части в рамках свободы предпринимательства,распространяющегося далеко за рамки простого экономического увеличения благосостояния.

Характерными признаками определения эгалитакратии является:

1. Отсутствие лидеров.Вместо них кураторы с временными мандатами на определённый период времени или выполнение задачи до некоторого этапа.

2. Назначение кураторов происходит путём референдумов различного уровня.В принятии решений задействованы все люди ,что становится возможным благодаря развитой сети коммуникаций сети интернет.Внедряются мобильные приложения политической интеграции,через которые каждый может зайти и проголосовать за того или иного куратора.

3. Гражданское общество,охватывающее всех,исключает возможность существавания государства

4. Гражданское общество является единственным легитимным источником власти

5. Общество осуществляет самоуправление ради блага каждого гражданина,сливающегося в единое благо общества,ради единства многонационального всемирного сообщества.

6. Гражданское правление обеспечивает законность,политическое и социальное равенство,свободу,право на самоопределение,основные права человека.

7. Политико-социальный консенсус достигается за счёт основательной исчерпывающей аргументации,направленной на улучшение всеобщего блага.

8. Основную консультативную функцию выполняют временно собранные советы с широкой системой ротации,которые собираются из экспертов во всех социально-значимых областях общества.У советов отсутствуют всякие привилегии и возможность выделиться из общего гражданского общества.

Это политико-социальная структура,находящаяся на переходной к диаэйдолибертанизму стадии организации.А эгалитакратия есть форма правления в рамках этой доктрины.

В рамках эгалитакратической модели развития осуществляется синтез труда и капитала, плана и рынка,которые гармонично взаимодействуют и взаимодополняют друг друга.

Эта модель развития утверждает эффективность экономики в сочетании с социальной справедливостью, создавая общество, где главной ценностью становится Человек и развитие Мира.

На начальном этапе происходит постепенный переход к новой модели, но с сохранением элементов существующей системы,но постепенно происходит исключение старого и преобразование его в новое.

В основе данной концепции лежит понимание того, что ядром новой экономики должны быть предприятия с собственностью работников.

Научно-технический прогресс неизбежно изменяет требования к работнику.

Очевидно, что отчуждение работника от собственности и управления на производстве снижает мотивацию к труду, уменьшает производительность и порождает социальную напряженность.

Во второй половине 20 века во многих странах мира стали появляться предприятия, на которых устанавливаются новые формы участия работников в собственности и управлении. Эти предприятия демонстрируют большую эффективность, чем традиционные государственные или частные. Объединение труда и капитала в руках работников обеспечивает потрясающий синергетический эффект.На них стало развиваться подлинное производственное самоуправление трудящихся, которое должно стать основой и гарантией существования гражданского, эгалитакратического общества.

Именно этот бесценный опыт коллективной собственности и коллективного управления должен стать основой для становления подлинной эгалитакратии. Его необходимо изучать, совершенствовать и развивать.

Принципиально новых решений требует вопрос эффективного и справедливого использования природных ресурсов и земли.Очевидно, что все, что создано природой, а также все, что создано обществом в виде социальной инфраструктуры, должно являться общественным достоянием, а, следовательно, должно приносить благо всему обществу, посредством извлечения природной и земельной ренты.Земля и её богатства должны являться общим достоянием всех поколений и быть доступными всем поколениям на одинаковых условиях.

В основании подлинно эгалитакратического, гражданского общества должны лежать принципы, по которым экономическая рента должна максимально полно извлекаться и эффективно использоваться на благо всего общества.

Ещё одной проблемой на пути к экономической эгалитакратии является вопрос интеллектуальной собственности.Современная система интеллектуальной собственности неэгалитакратична по своей природе. Само понятие "интеллектуальная собственность" внутренне противоречиво. Оно содержит в себе права собственности на некие "идеальные объекты", тем самым посягая на естественные права бесчисленного множества других людей.

Безусловно, человек, придумавший что-то новое, должен быть вознагражден обществом. Но условия и принципы подобного вознаграждения не должны становиться препятствием в развитии. Для того чтобы общество могло полноценно развиваться, необходимо задействовать новые принципы вознаграждения и стимулирования инноваций, взамен существующих сейчас.

Ясно, что реализация данной общественно-экономической политики потребует радикальных изменений денежно-кредитной и налоговой систем страны.

Движение финансов страны должно быть подчинено развитию производства в интересах граждан. Концепция независимого Центрального Банка, прописанная в Конституции, порочна по своей природе. Нам очевидна необходимость создания системы прогнозирования и стратегического планирования развития страны, позволяющей эффективно распределять производственные инвестиции. Эгалитакратическое общество просто обязано увязывать денежную эмиссию с целями и задачами своего экономического развития.

Кроме того, вся наша образовательная политика должна быть переориентирована, став одной из важнейших движущих сил в направлении подлинной эгалитакратизации общества.

Насколько серьезные изменения произойдут в других областях - покажет время.

В рамках эгалитакратической модели предполагается частичная национализация на изначальном этапе за исключением тех предприятий,которые были созданы честно с нуля путём внедрения новой развивающей государство и экономику идеи.В остальных случаях национализируется собственность,но оставляется базовая гарантированная часть.Малые предприятия не подвергаются национализации,а так и остаются в собственности прежних владельцев.Подвергается национализации средний и крупный бизнес и крупные собственники,но тоже в зависимости от того,какой был внесён и вносится ими вклад в экономику.Например,имущество и активов на 100-300(можно больше или меньше в зависимости от специфики определённого случая) миллионов рублей остаётся за собственником среднего и крупного бизнеса или рантье.Это не относится к собственникам,владеющим предприятиями,эксплуатирующими недра и другие природные ресурсы страны- эти предприятия национализируются полностью изначально,так как это собственность всего народа.Но ,если прежний собственник вносил существенный вклад в развитие предприятия и отрасли,то априори ему также гарантируется часть акций этого предприятия и ,возможно,оставляется за ним часть недвижимого имущества.

Далее безвозмездно передать государственное имущество по справедливости всему населению, наделить каждого гражданина его долей - именным приватизационным чеком без права отчуждения. Вовлечение чеков в продажу не допускается (возможна продажа не более 40 процентов стоимости) - мера против олигархизации. На них можно купить акции приватизируемых объектов и получать дивиденды. Но передача населению доли собственности происходит постепенно и соразмерно стремлению,инициативности и предприимчивости индивидов.Внедряется идея тотального предпринимательского образования населения,в результате которого народу прививаются идеи свободомыслия,креативности и предприимчивости.Часть собственности гарантирована каждому,кто к этому стремится путём внедрения новых или совершенствования старых идей.Выделяются тотальные субсидии для развития старых и развития новых предприятий.Против попыток мошенничества применить самые жёсткие меры.

В первую очередь необходимо приватизировать не устойчиво работающую нефтегазовую отрасль или другие минерально-сырьевые сегменты экономики , а пищевую и перерабатывающую промышленность, небольшие заводы, обувные и пошивочные фабрики, предприятия торговли и жилищный фонд. Именные чеки люди должны хранить у себя (они не обесцениваются инфляцией), пока не приходила пора акционирования нужного им объекта. Для предотвращения частного монополизма и дикого роста цен предлагалось стимулировать создание параллельной сети частных предприятий (вместо одного мясокомбината - десять, вместо двух пекарен - сотня. И т. Д.).

Получив в свои руки некогда отчужденную властью собственность, народ не на словах, а на деле превращался в хозяина страны. Все становились акционерами, всем было выгодно эффективное управление на всех уровнях, чтобы получать высокие дивиденды. Значит хозяйственной и политической власти приходилось бы иметь дело не с равнодушными ко всему батраками, наемным быдлом, а с нацией заинтересованных собственников.

Этим собственникам было бы что терять, и они не обожествляли бы чиновников даже высшего уровня, включая президента - относились к ним как к нанятым менеджерам. Не справились с делом - освободить от должности! Изберут других. Украли - отправлять на принудительные физические работы,повторное нарушение-на лечение в клинику! Для защиты своих интересов нация собственников должна создать сильные партии, независимые профдвижения и все остальное, без чего нет гражданского общества.

Предприятия работников для своего выживания и развития должны иметь возможность создать уже известные нам Фонды Развития. И в финансировании этих Фондов, и в руководстве ими должно принимать участие государство, которое уже для одного этого должно быть более эгалитакратическим.

Что касается реформы банковской системы, то тут возможны разные варианты: полная или частичная национализация коммерческих банков, или трансформация значительного их числа в кооперативные банки, или создание кооперативных банков рядом с частными.

Существующие силовые структуры полностью видоизменяются.Большинство военных и полиции переучиваются,переводятся и трудоустраиваются на вновь созданные вакансии в новых сферах.При этом оплата их труда будет не менеечем в два раза выше оплаты на предыдущем месте.

Необходимо будет перестройка структуры армии по типу "вооруженного народа". Люди в такой армии будут служить определенный небольшой срок, а потом регулярно вызываются на сборы для сохранения и повышения военных навыков. Профессионально служат в армии лишь высшие и технические офицерские кадры и военные летчики. Профессиональным должен быть конечно и командный состав военно-морского флота.Но офицеры не служат в одном месте долго- они переводятся с военной на гражданскую службу по тому же профилю. Такая армия более всего подходит для общества демократического социализма, прежде всего по той причине, что она ближе к народу, и ее трудно использовать против народа.Каждый из людей имеет статус военнослужащего,но большинство в запасе.Понятие службы расширяется.Каждый служит в той сфере,в которой он наиболее эффективен.В привычном понимании армии нет,но есть народ,обладающий всеми ресурсами и занимающийся тем делом,которое в привычном понимании считается гражданским,но в необходимый момент,который может быть мобилизован.

Полиция формируется также ротационно,то есть на определённый период до двух лет.Происходит непрерывная ротация полиции из одних регионов в другие. Надо при этом каждую структуру государства видеть в совокупности и взаимодействии с другими структурами и механизмами. Так, новая полиция будет действовать в обществе с новыми, независимыми (от госчиновников и бизнесменов) прокуратурой и судами, подконтрольными народу через системы разделений. Средства массовой информации полностью независимы.

Во главе всех силовых ведомств и спецслужб будут конечно стоять кураторские советы с временными мандатами.Мандат будут выдавать советы парламентские.В возможно более короткий срок должна разумеется быть разработана и принята новая Конституция и новая избирательная система на производственном принципе, чтобы провести перевыборы всех ветвей и уровней власти.

Переходной период.

Напомним, что кроме всего прочего выборы на производственной основе помогут, без сомнительной с правовой точки зрения люстрации, освободиться от неэффективного политического и управленческого класса.

Природные богатства, как и все создаваемое природой, должны разумеется принадлежать всему обществу и находиться в распоряжении и пользовании государства. Специальные парламентские органы смогут в этом случае эффективно контролировать соблюдение экологических норм при добыче ресурсов и не допускать их форсированной, хищнической добычи. Не говоря уж о том, что доходы будут идти на пользу обществу. Особенно важно это для нашей страны, имеющей несметные природные ресурсы и в то же время разрушенное народное хозяйство, нищее и вымирающее население.

В условиях эгалитакратического социализма коллективы добывающих предприятий на мой взгляд в большинстве случаев будут формироваться как кооперативные артели, подряжаемые государством для добычи и обработки той или иной ресурсной продукции - газа, нефти, угля, руды. Основное дорогое оборудование артели будут скорее всего арендовать у государства, подсобное - иметь свое. За повреждение государственного оборудования артели должны будут отвечать своими средствами. Добытое сырье будет поступать в распоряжение государства, которое сможет назначать на него цены (закупочные и отпускные). Практически возможно создание региональных государственных трестов по добыче тех или иных видов ресурсов и синдикатов.

Земля также является общенародным достоянием, но в отличие от подземных ресурсов, она в какой-то степени "сотворяется" людьми. Земля в известном смысле живой организм. Люди могут культивировать землю, улучшать ее качества, сохранять ее от коррозии, отвоевывать от болот и даже от моря. А могут и наносить ей ущерб, порой невосполнимый. Поэтому здесь необходим, как и при добыче природных ресурсов, контроль государства-общества, но и плюс к тому - заинтересованность работающих на земле людей в сохранении и улучшении ее качеств. И потому земля должна находится в двойном владении. Титульным владельцем от имени общества будет выступать государство, а физические и юридические лица, включая крестьян-фермеров и членов сельскохозяйственных кооперативов, будут вторичными владельцами или иначе - арендаторами с правом продавать и прикупать арендуемые участки, передавать их по наследству и закладывать в банки. Разумеется кооперативные! Не хищнические.

Государство будет взимать со вторичных владельцев арендную плату и земельную ренту и будет иметь право на изъятие земли (по суду!) В случае, если вторичные владельцы будут наносить ей какой-либо ущерб. У государства будет право и на принудительный выкуп или обмен земельных наделов в случае их необходимости для нужд общества. Государственные органы будут следить за целевым использованием сельскохозяйственных угодий и вместе с крестьянами и кооперативами будут участвовать в землеустройстве, в улучшении плодородия земли, что требует часто больших капиталовложений и одним крестьянам может оказаться не под силу.

Интересно, что принцип двойного владения с давних, докапиталистических времен существует в Великобритании. Да и в большинстве других развитых демократических странах Запада государство имеет так много контрольных прав на землю, что фактически и там речь идет о двойном владении.

Как мы уже отмечали, государство и общество будут пропагандировать развитие кооперативных сельских хозяйств. И прежде всего из гуманитарных соображений! Но наверняка полная свобода будет и для фермеров, и они будут во всем равноправны с кооперациями.

За государством, по моему предположению, будут изначально сохраняться те отрасли, где невозможна или очень затруднена конкуренция по качеству продукции или услуг и где централизация важнее конкуренции. Например, энергетика, почта, железнодорожный и автобусный транспорт (городской и сельский).

Сейчас стало модно и у нас, и на Западе приватизировать упомянутые выше отрасли. На Западе это делается единственно из-за желания избавиться от необходимости субсидировать указанные отрасли и уменьшить тем самым дефицит бюджета. Но для населения это не приносит заметных улучшений, чаще - ухудшение.

Железные дороги в США принадлежат различным компаниям, и это опять же не дает никаких преимуществ населению. На одной дороге действует одна компания, на другой - другая, и пассажир выбирает не ту, которая лучше и дешевле обслуживает, а ту, которая привезет его туда, куда ему надо. Не имея настоящей конкуренции, компании не смущаются экономить средства на ремонте и модернизации подвижного состава и вокзалов.

И тут нельзя согласиться с распространенным мнением, что отрасли, обслуживающие все население, такие как общественный транспорт, почта, телефонная связь, должны быть обязательно рентабельными. Конечно желательно, чтобы субсидирование обслуживающих отраслей не стало отягощающим бременем для казны, но главной целью в развитии этих отраслей должно быть предоставление максимума удобств населению. Если людям легче будет передвигаться по стране и связываться друг с другом, то в конечном итоге общество выиграет и экономически: люди будут энергичнее трудиться, имея хорошее настроение. Лучше к примеру отправлять поезда, автобусы полупустыми - но чаще, чем гонясь за рентабельностью, уменьшать их число, дабы они были наполнены под завязку. Для пассажиров тут двойное неудобство: и ждать дольше, и в набитых вагонах ездить!

Из-за невозможности конкуренции и необходимости централизации управления государству должны принадлежать также производство и передача электроэнергии. К тому же коллективы, обслуживающие предприятия этой отрасли, слишком малы по отношению к стоимости оборудования.

При всем притом важно иметь в виду, что и в государственных предприятиях и учреждениях будет развиваться внутренняя эгалитакратия, хотя она будет ограничена в тех функциях, которые являются прерогативой владельца, в данном случае - государства. Возникнут наверняка в госсекторе (как и в частном) профсоюзы. В условиях высокой демократии, независимости прессы и судебной системы, и подъема у людей чувства собственного достоинства профсоюзы будут весьма действенной силой.

В собственности государства будут оставаться и те отрасли, где экономическая конкуренция вредна, например, образование, здравоохранение, юридическое обслуживание, искусство.

Образование. Возьмем сначала среднюю школу. Приватизация ее в собственность учителей неизбежно породит покрывательство плохих и ленивых учеников: ведь за них же родители платят! Это будет разлагать и остальных учеников, и учителей также. Но частные школы, думаю, ни в коем случае не будут запрещаться. Зависеть их судьба будет от учителей этих школ.

Но и в государственных школах будет существовать самоуправление, внутренняя эгалитакратия, без которой высококачественное обучение тоже невозможно. Центральной фигурой в школе должен быть учитель, а затем - учительский коллектив. Директор, завуч - должны избираться учителями в помощь себе, для обеспечения учебного процесса. Скорее всего при школах будут создаваться и советы родителей для участия в решении программных вопросов. Уже и сейчас на Западе в самоуправляющихся школах, принадлежащих учительским коллективам, часто существуют родительские советы. Существуют они кое-где и при государственных школах.

Что касается высшего образования, то тут вопрос сложнее. Частные Вузы, как и находящиеся в собственности преподавателей - это уже не так страшно. Студенты - уже почти взрослые люди, и факт учебы в платном Вузе их не так разлагает, как школьников. Возможна система стипендий для способных студентов из несостоятельных семей. Но я думаю, что все-таки общественность будет агитировать вузовских преподавателей за то, чтобы большинство Вузов оставались в собственности государства. Разумеется в государственных Вузах тоже должно быть полное самоуправление преподавательского коллектива, вплоть до права на распределение государственных субсидий. Плюс студенческое самоуправление.

На государственном обеспечении должна будет находиться и фундаментальная наука, при полном внутреннем самоуправлении, включая решение всех финансовых вопросов - от определения размеров зарплат (в рамках фонда зарплаты) до распределения средств на научные исследования.

Попутно отметим, что государство скорее всего будет субсидировать создание принципиально новых экспериментальных производств и оставлять в своей собственности до времени, когда будет доказана их необходимость. Государство эгалитакратизма будет богатым . И сможет идти на такой риск.

Может возникнуть вопрос, а как насчет права госслужащих или, как сейчас говорят, бюджетных работников на владение продуктом своего труда? В государственном секторе это право в большинстве случаев нереализуемо, так как нет, как правило, конкретного продукта труда работников этого сектора. Государственные работники обслуживают всех производственников в стране, являются их наемными работниками и получают часть их доходов в виде зарплаты и пенсии. Полностью освободиться от наемного труда невозможно. Важно, чтобы зарплата бюджетных работников была бы не меньше среднего дохода (зарплата плюс доля прибыли) работников кооперативного сектора.

Что же касается коммерческих государственных отраслей, продающих свои услуги (транспорт, связь, почта, энергетика), то тут, в случае появления прибыли, должно быть решено обществом, куда ей идти: на прибавку к зарплате работников данных отраслей или частично, а то и полностью, на нужды государства, общества. Ведь не забудем, что в случае нерентабельности предприятий в этих отраслях сообщество производителей их дотирует!

Здравоохранение. Здесь ситуация сложная. В отличие опять же от мифа о преимуществах частной медицины, распространяемого нашими симпатизантами капитализма, она имеет существенные недостатки. Серьезную проблему представляет собой также изобилие различных лекарств. Агрессивная конкуренция приводит к тому, что во всех отраслях выпускается много никому не нужных товаров, но если разбухание ассортимента потребительских товаров опасно главным образом для кошельков покупателей, то подобное положение с лекарствами угрожает и здоровью людей! Врачи, получая часто проценты от фармакологических фирм, усиленно пичкают своих пациентов лекарствами этих фирм. Это должно быть изменено.

В эгалитакратическом обществе необходим путь создания кооперативно-государственных медучреждений и фармакологических фирм. То есть когда собственность будет, скажем, на 50% государственной, на 50% - кооперативной. И преобладать будет при этом "советская" система региональных поликлиник с относительно большими коллективами врачей разного профиля, а не частные "практики" одного-двух врачей.

Будет применяться в этом случае и двойная оплата труда медперсонала: примерно 50% фонда зарплаты сможет создаваться за счет государства, 50% - за счет пациентов, точнее, их страховых касс, и пациенты будут платить по твердым тарифам. Ставки зарплаты врачей при этом будут скорее всего персональными, с градацией в зависимости от квалификации и известности. Оборудование тоже сможет приобретаться частично на государственные средства, частично - на средства клиник. Ведь медицинское оборудование становится все сложнее и дороже.

Средства массовой информации и массового искусства (телевидение, кино) тоже скорее всего будут основываться на принципе двойной государственно-кооперативной собственности и двойной оплаты - от государства и потребителя - чтобы они не целиком зависели от спроса и сохранялась бы возможность для творческого поиска, риска.Сети интернет должны быть полностью свободными и бесплатными и максимально широкораспространёнными

Рекомендуем прочитать