ΣΧΟΛΗ. Философское антиковедение и классическая традиция. Том 2. Вып. 2 (2008 г.)

ΣΧΟΛΗ. Философское антиковедение и классическая традиция. Том 2. Вып. 2 (2008 г.)

Название: ΣΧΟΛΗ. Философское антиковедение
и классическая традиция. Том 2. Вып. 2

Автор: Афонасин Е.В. (ред.)
Издательство: Новосибирск: Ред.-изд. центр
Новосибирского гос. университета
Год: 2008
Страниц: 168
Формат: PDF
Размер: 1,0 Мб
Качество: отличное
Язык: Русский
ISSN 1995-4336 (Online)

Во втором выпуске второго тома журнала «Центра изучения древней философии и классической традиции» мы публикуем восемь статей и три новых перевода с древнегреческого, подготовленных участниками международного семинара «Преподавая античность. Фундаментальные ценности в изменяю-
щемся мире», который проходит в Новосибирском Академгородке при поддержке Программы повышения качества образования Института «Открытое общество» (Будапешт)  
  В статье С.С. АВАНЕСОВА (Томск) «"Горгий” Платона: опыт аксиологического комментария» показано, каким образом Платон развивает темы «промежуточного» бытия, предпочтения и иерархии ценностей. Комментарий к «Горгию» позволяет сделать шаг в направлении реконструкции античной фи-
лософской аксиологии в целом.
  В работе А. В. ТИХОНОВА (Ростов-на-Дону) «Ранние диалоги Платона и феномен "невежества”: вопрос об онтологии» предпринимается попытка описания и анализа философского содержания, возникающего при изучении некоторых случаев употребления Платоном слова «невежество» (диалоги «Хармид», «Кратил», «Пир», «Софист» и «Государство»). Отвечая на вопрос, возможно ли предположить наличие именно онтологических смыслов в данном слове, автор обозначает проблему определения самой природы философского высказывания, затрагивает вопрос о темах и характере ранних диалогов Платона, фиксирует неоднозначность предполагаемых смыслов слова «невежество». Также подчеркивается тот факт, что в поздних диалогах Платона бытийный характер интересующего слова более очевиден.  
 Дэвид Констан (Университет Брауна, Провиденс, США) представляет небольшую работу, озаглавленную «Аристотель о любви и дружбе», в которой он показывает, что, вопреки мнению многих исследователей античности, термин philia у Аристотеля означает избирательные и действенные отношения между людьми, а не связи вроде родства, обусловленные обоюдными обязательствами и не предполагающие действенного элемента в качестве существенной своей характеристики. Кроме того, автор разрешает проблему неоднозначности слова philia, которое может означать как «любовь», так и обоюдную привязанность, характерную для дружбы.  
  В статье Д.С. БИРЮКОВА (Санкт-Петербург) «Рационализм и его пределы в арианском учении» на примере нескольких сквозных тем прослеживается развитие рационалистических тенденций в арианском учении. Показывается, что доктрина Ария подразумевает учение о Премудрости и Божественном Слове, свойственном для Бога, так же как апофатические тенденции. Учение Астерия можно считать переходным между учением Ария и неоариан в плане рационалистических тенденций. Неоариане развивали собственно рационалистическое богословие, настаивая на познаваемости сущностей Бога и Сына; в отличие от доктрины Ария, неоарианство не учит о внутренней жизни Божества и, соответственно, для него не характерна апофатика.  
   П.А. МОИСЕЕВ (Пермь) представляет работу «Один аспект методологии познания у Платона и Дионисия Ареопагита», в которой предполагает рассмотреть судьбу одной теоретико-познавательной концепции, сформулированной впервые Платоном и значительно переосмысленной много веков спустя, которую он предлагает назвать концепцией возведения, подразумевая под этим описание тех способов, которые предлагаются познающему субъекту для достижения истины. В статье показано, что Платон относит свою концепцию возведения исключительно к познанию мира идей, а Ареопагит – к богопознанию. Создавая свою концепцию возведения, Дионисий синтезирует платоновскую мысль о созерцании чувственного мира как «трамплине» для познания мира сверхчувственного с пифагорейско-платонической концепцией символа. Как следствие, у первого результатом возведения оказывается знание сути этого мира (поскольку мир идей дает нам подлинное знание о космосе), у второго человек возводится к такому знанию, которое как бы отменяет знание о мире.  
  Е.В. РОДИН (Тула) в статье «Восточноарамейское происхождение гностицизма в свете западноарамейской христианской традиции» проводит сравнительный анализ арамейских изречений Иисуса и теонимов в иудеохристианских и гностических текстах с целью проведения демаркационной линии между гностической и христианской традициями. Наряду с выявленными лексическими и синтаксическими отличиями гностических и христианских текстов, в статье приводятся определенные лингвистические доказательства сирийского происхождения гностицизма и даются уточненные этимологии гностических имен.  
  ТЕУН ТИЛЕМАН (Утрехт) в очерке «Искусство жизни: современный облик древнего идеала» прослеживает эволюцию этого понятия со времен Сократа и его античных преемников вплоть до современности. Кроме Сократа особое внимание уделяется стоикам, Ницше и Фуко. То, как это понятие переопределялось и функционировало на протяжении европейской истории философии, являет собой исключительно интересный пример взаимодействия традиционности и оригинальности.  
  ЛЕОНИДАС БАРГЕЛИОТИС (Афины) представляет эссе «Неофит Кафсокаливит (1713–1784 ?) и "движение колливадов”». Как известно, это движение возникло в среде афонских монахов, которые встали на защиту церковных обычаев и против тех членов «братии», которые желали подзаработать продажей своих товаров на субботнем рынке и увеличением количества поминальных служб, оплачиваемых прихожанами, согласившись проводить их по воскресным и праздничным дням. Неофит был одним из протагонистов этого движения, и для оценки его роли автор данной статьи (1) дает очерк философско-богословских конфликтов того времени, (2) исследует религиозную риторику, сопровождающую осуждение монаха Неофита и его упорную самозащиту, и (3) показывает важность постоянных переездов Неофита для широкого распространения дискуссии на Балканах и за их пределами.  
Раздел «Переводы» включает в себя три новых публикации.
А.И. ЩЕТНИКОВ (Новосибирск) представляет фрагмент нового перевода «Комментария к первой книге Начал Евклида» Прокла Диадоха. Для публикации выбран относительно самостоятельный раздел комментария «Постулаты и аксиомы». Однако автором подготовлен и полный перевод трактата, который ожидает своего издателя. Данная публикация содержательно связана со статьей того же автора «Сочинения Платона и Аристотеля как свидетельства о становлении системы математических определений и аксиом», опубликованной во 2 выпуске I тома журнала. 
  «Подступы к умопостигаемому», или «Сентенции» Порфирия, впервые переведенные С.В. МЕСЯЦ (Москва) на русский язык, дополнены вступительной статьей и детальным комментарием. 44 сентенции, некоторые из которых представляют собой краткие дискурсы на различные темы, основаны на трактатах учителя Порфирия Плотина. Выдержки из Эннеад, пересказываемые Порфирием, показывают его этические предпочтения, в то время как оригинальные разделы «Сентенций» позволяют по-новому взглянуть на некоторые элементы собственной философии Порфирия, не нашедшие достаточного отражения в его сохранившихся произведениях.  
  Е.В. АФОНАСИН (Новосибирск) подготовил перевод знаменитого Папируса из Дервени – анонимного комментария на орфическую теогонию, обнаруженного в 1962 г. среди остатков погребального костра в античном захоронении близ узкого горного ущелья, Дервени, через которое проходит дорога, ведущая из Фессалоники в восточную Македонию и Фракию, и ныне, наряду с другими находками из Дервени, хранящегося в Археологическом музее Фессалоники. Содержание папируса представляет большой интерес для историков религии и философии конца IV – начала III вв. до н. э. (или даже ранее). Перевод выполнен по новому авторитетному изданию папируса (Th. Kouremenos, G. M. Parássoglou and K. Tsantsanoglou, Firenze 2006), с учетом последних публикаций по этой теме, и дополнен краткими текстологическими и концептуальными примечаниями к отдельным колонкам. 

Вы уверены, что ссылка нерабочая?

Рекомендуем прочитать