Об этике Ницше

Чем, если не какой-то особой магией, объяснить притягательность имени Ницше? Мало кто, кроме специалистов, знает его учение, но редко кто пройдет мимо книги Ницше, случайно появившейся на прилавке. С начала века он у нас не издавался, а изданный в 1990 г. двухтомник Ницше уже стал бестселлером.
Притягательность книг Фридриха Ницше, очевидно, связана с парадоксальностью его суждений, с тем, что сама его философия была парадоксом. В самом деле, что слышит обычно человек, не философ, о Ницше? Наверное, такие его по меньшей мере странные рекомендации, как: «Идешь к женщинам? Не забудь плетку!»; «Падающего толкни», о сверхчеловеке, презирающем толпу… Люди по большей части сами для себя загадка. Иначе почему Ницше с его парадоксами оказался притягательней моралистов? В древнегреческой мифологии есть образ Гекубы, потерявшей в жестокой войне своих сыновей. Ее горе потрясло людей, они страдали вместе с ней. Но что им Гекуба, что они Гекубе? А они плачут. Плачут, потому что сопереживают горю женщины, думая в то же время о горе своем. Нет ли в случае с Ницше похожей ситуации? Людям всегда интересны прежде всего они сами. И так ли часто мы встречаем человека, морально благополучного, благонамеренного и смиренного? Не чаще ли бурю и ураган приходится нам усмирять в собственной душе? Не спорим ли мы чаще с самим собой, нежели с оппонентами? Иначе — что нам Ницше? Инженеру, учителю, врачу, обычному человеку?.. Парадоксальность мысли всегда бывает более привлекательной, поскольку точнее отражает внутреннюю нестабильность души.
Ницше — философ парадоксов. Логика его мысли завораживает. Результат суждений трудно предвидеть, он, как правило, неожидан. Поэтому читать Ницше и трудно, и интересно. Его нельзя читать спокойно подряд. Отбрасываешь книгу в раздражении, снова принимаешься читать. Один короткий параграф поражает открытием. Другой — вызывает усмешку. Секрет книг Ницше и в том, что сколько бы к ним ни возвращался, впечатление каждый раз будет иное. И это зависит от нашей готовности принять его или не принять, от состояния, настроения, возраста, психологии. Иных писателей читаешь, вникая в текст, увлекаясь сюжетом или логикой рассуждений и как бы забывая об авторе. С Ницше совсем иначе.
Пораженный, все время ощущаешь автора рядом. Его личность присутствует. Вглядываешься в его портрет. Мягкие черты лица, большой лоб, тонкие руки. Вряд ли возможно представить его с хлыстом в руке, готового ударить женщину или грубо прикрикнуть. Нет, это невозможно. Люди с такими лицами не могут быть насильниками, они чаще жертвы.
Ницше действительно не супермен. Родился он в 1844 г., учился в Бонне и Лейпциге, в 1868 ─ 1869 гг. получил профессуру в Базельском университете, которую вскоре вынужден был оставить из-за болезни. С 1876 г. и всю свою жизнь страдал тяжелейшими головными болями, они истощали его. Бывало, писал он, что 200 дней в году проходили в жутких мучениях. Но это не было невропатологией, как принято считать. Почитайте его «Утреннюю зарю» (1881), написанную в состоянии невообразимых физических страданий. Она свидетельствует о зрелом уме. Произведения большей частью написаны в форме коротких фрагментов, афоризмов. Эта форма была единственно возможной в подобном состоянии. Он вынужден был вести изолированный образ жизни, довольствуясь скромным достатком, вдали от друзей и родных, все силы и все время посвящая работе. Болезнь заставляла собраться.
«Долгое сопротивление слегка озлобило мою гордость», — писал он. Думаю, что болезнь обусловила еще и смелость мысли. Не было ни сил, ни времени для смягчения суждений, надо было скорее и точнее сказать свое. Но он не только не ненавидел свою болезнь, а был благодарен ей за все. Он любил повторять формулу Amor fati (люби судьбу), т. е. не только терпеливо сноси неизбежное, а люби его.
Этика Ницше тесно связана с его психологией, со всей его жизнью. Если формально судить, то можно выделить прежде всего прославление силы, зла, жестокости. На самом же деле его учение направлено против пошлости. Даже восхваление людей-хищников типа Чезаре Борджиа было своеобразным психическим импульсом, рожденным ненавистью к слабости, дряблости мышц, безволию. Можно сказать, что это «мышление наоборот». Чем обусловлена ницшевская злость? Собственно, чтобы ответить на этот вопрос, и пишется работа. Читая произведения Ницше, чувствуешь свежесть грозы, дождя, ветра, гор, могучую энергию солнца, мощь бушующего моря. Но не это было рядом с Ницше. Рядом была пошлость обыденной жизни, повседневная суета и ругань, запахи кухни, безволие людей, не способных вырваться из бессмысленного круга повседневных забот. Такая среда не могла породить ничего, кроме застоя и вырождения; благородные движения души гасли, едва возникнув. Стоит ли говорить о нравственности такой жизни? Нравственность здесь низведена, по словам Ницше, до чисто внешнего механического делания, она вырождалась в лицемерие и ханжество: «Добродетель значит — тихо сидеть в болоте…»
Потому и мораль Ницше лежала «по ту сторону» привычных добра и зла. Ницше считали аморалистом. А может быть, он, напротив, моралист, только исповедующий мораль без «моралина» (слово Ницше)? Мораль без назидания, без окончательных и абсолютных истин. Готовой истине на все времена Ницше предпочитал независимость суждений, оригинальность мысли. «Уметь сохранить себя: это высшая проба независимости» — вот ключевая идея его произведения «По ту сторону добра и зла».
Люди сами не знают, сколь они уникальны. Уникальность же проявляется непросто. Для этого нужно вырваться из болота обыденной жизни, разрушить тихий, привычный ход вещей, преодолеть себя. Человек — это тот, кто преодолел себя. Традицию, леность, привычку к знакомым установкам, правилам, заповедям. Творчество Ницше — пример такого гигантского самопреодоления, которое он и называл волей к власти.
Но что нам Ницше? Как и все люди во все времена, мы ищем, где добро, где опасаться зла. Возможно, лучше и спокойнее, не размышляя, избрать себе определенные «принципы», усвоить их и жить себе не мудрствуя лукаво. Но как червь гложет жажда знать правду. И вот вопрос: способны ли принципы, пусть их исповедует большинство, заменить правду? И в чем она, правда: в авторитетной идеологии, ставшей догмой, в авторитетном мнении? В знании жизни? И что такое тот червь сомнения, моя совесть? Должна ли она ограничиваться уставами или слушаться внутреннего голоса, предостерегающего от лжи и ошибок? Кто из нас избежал этих непростых вопросов? Да и можно ли их избежать особенно сейчас, в наше переломное время? В поисках ответов мы обращаемся к мудрецам, читаем книги, находим в них важное для себя.
Произведения Ницше — это оригинальный мыслительный эксперимент, интересный и сам по себе, и для всех, ищущих неформальных решений. Может быть, за этим и обращаются сегодня люди к Ницше.

Комментарии  

#1 Геннадий Рубцов 15.05.2015 22:39
Прежде всего, Ницше представлял собой крайне больного человека, которого постоянно мучали сильнейшие головные боли и оттого он постоянно употреблял наркотики опиатной группы. По сути, известно, что опиаты не отпускают, и Ницше постоянно вынужден был находиться под наркотическим влиянием.
Все его творения - мечты немощного, слабого человека о другой, не его жизни, где он бы был повелителем, сильным и здоровым человеком. И эти мечты его в его описаниях вначале стеснительно, полуукромно,, но со временем все сильнее и отчетливее стали носить аморальную, безжалостную злую и антигуманную риторику... Ницше кинул в человечество заразу идеологии, которая родила фашистскую Германию, и повлекла миллионные жертвы...
Последний труд его был "Антихрист", где он четко и ясно сформулировал свою идеологию аморали, после чего окончательно сошел с ума и был помещен в сумасшедший дом.
Вот строки Ницше из «Антихриста» -
«Что есть счастье? — Чувство растущей власти, чувство преодолеваемого противодействия.
Не удовлетворённость, но стремление к власти, не мир вообще, но война, не добродетель, но полнота способностей (добродетель в стиле Ренессанс, virtu, добродетель, свободная от моралина).
Слабые и неудачники должны погибнуть: первое положение нашей любви к человеку. И им должно ещё помочь в этом.
Что вреднее всякого порока? — Деятельное сострадание ко всем неудачникам и слабым — христианство.»
Цитировать

Рекомендуем прочитать