Теория познания? Это очень просто! (Главы 1 и 2)

Теория познания? Это очень просто!

Эпиграф
В 1970-е годы сдавали экзамены одной экзаменационной комиссии три студента-медика, обучающихся на последнем курсе: американец, немец, и советский студент. Первым вызывают американского студента, показывают ему два скелета, и спрашивают:
- Что о них Вы можете сказать?
Американский студент ответил, что слева скелет мужчины 60 лет, имевший перелом бедра, а справа скелет мужчины 45 лет, имевший на одну пару ребер больше, чем у большинства людей, и перенесший черепно-мозговую травму.
Экзаменаторы поставили студенту пятерку, вызвали немецкого студента, и задали тот же вопрос.
Немецкий студент ответил, что слева скелет мужчины 60 лет, имевший перелом бедра и недоразвитые пяточные кости, а справа скелет мужчины 45 лет, имевший на одну пару ребер больше, чем у большинства людей, перенесший черепно-мозговую травму, и умерший от необратимого нарушения обмена веществ.
Экзаменаторы поставили студенту пятерку, вызвали советского студента-медика, и задали тот же вопрос. В ответ – молчание.
Экзаменаторы говорят:
- Ну, поглядите внимательно на скелеты. Неужели Вам нечего сказать?
Советский студент продолжает молчать.
Экзаменаторы обращаются к студенту:
- Постарайтесь вспомнить, о чем рассказывали на лекциях!
- Господи, неужели это Карл Маркс и Фридрих Энгельс?


Глава 1. Объективная реальность, которая не дана нам в ощущениях

В Библии, в 14 главе книги, называемой «Первая книга царств», рассказывается о поиске человека, нарушившего запрет. Военные отряды филистимлян собрались возле города Михмас, планируя атаковать еврейские войска. Рано утром небольшой отряд Ионафана, сына еврейского царя Саула, вышел на разведку и вступил в бой с филистимлянами в их тылу. В то время, когда Ионафан и его малочисленный отряд находились в тылу врага, царь Саул собрал еврейское войско и обратился с речью, вдохновляющую на победу, и при этом Саул запретил воинам принимать пищу до наступления темноты. Через несколько часов Ионафан вернулся в расположение еврейского войска, и вместе со всем войском пошел в атаку на филистимлян. Войска Саула разгромили филистимлян возле города Михмас, и стали их преследовать. Отряд Ионафана погнался за бежавшими филистимлянами, и оказался в лесу. В дупле дерева Ионафан заметил гнездо пчел с сотами. Он расковырял соты палкой, выдавил мед, зачерпнул палкой мед, и вкусил меда. После наступления ночи царь Саул соорудил жертвенник Богу, на этом жертвеннике священник закалывал овнов и тельцов, воины развели костры и на вертелах готовили себе еду. Войско насытилось, и царь Саул задумал предпринять ночную вылазку против филистимлян, находившихся в городе Беф-Авен. Саул и священник стали вопрошать Бога, - даст ли Бог победу над филистимлянами? Бог не ответил. Саул догадался, что кто-то согрешил, вкусив еды до захода солнца, и по этой причине Бог не отвечает. По просьбе Саула, священник взял турим и им стал бросать жребий среди евреев, чтобы знамение указало на согрешившего; бросание жребия вывело на Ионафана, и тот признался, что ел мед в дневное время.
Причинно-следственная связь между нарушением запрета Ионафаном и молчанием Бога была установлена, и при этом использовался предмет, который можно было воспринимать с помощью органов чувств. Турим есть часть объективной реальности, данной нам в ощущениях. Спустя приблизительно 3000-4000 лет после описываемых событий, люди перестали использовать для поиска причин то, что дано в ощущениях. Для поиска причин применяется неощущаемое.

При помощи органов чувств человек воспринимает некоторые поверхностные, внешние свойства явлений и предметов: тяжелое, твердое, неупругое, шероховатое, холодное, медленное, перемещающееся слева направо, вонючее, светлое, розовое, мутное, короткое, вытянутое по вертикали, далекое, маленькое, горькое, шелестящее, до того как, после того как. Может ли человек при помощи органов чувств познать причинно-следственные связи? Нет. Эволюция живого мира на Земле пошла таким путем, который не привел к возникновению органов чувств, воспринимающих причинно-следственную связь.
Возможно, на других планетах эволюция пошла другим путем, и обитатели далеких планет обладают органами чувств, воспринимающими связь между причиной и следствием.
Как же человек может отличить причину от следствия, если его органы чувств молчат об этом? Восприняв поверхностные свойства, ум человека создает в себе (в уме) образы предметов (явлений), и именно из этих психических образов ум извлекает информацию о том, что есть причина и что есть следствие. Установление причин и следствий производится умом; впоследствии в обязательном порядке должно быть подвергнуто проверке то, что установлено как причина.
Подобной точки зрения придерживались Юм, Авенариус, Пирсон и Богданов. С их мнениями мы можем ознакомиться с помощью книги «Материализм и эмпириокритицизм», написанной В.И.Лениным: «Все, что мы ощущаем, это – что одно появляется после другого. Перед нами – юмовская точка зрения в самом чистом виде: ощущения ничего не говорят нам ни о какой причинности»(с.171), «Законы отнюдь не принадлежат сфере опыта…они не даны в нем, а создаются мышлением»(с.182), «Причинность принадлежит миру понятий, а не миру восприятий»(с.174).
В.И.Ленин не согласен с такой точкой зрения. Ее апологетов Ленин обвиняет в идеализме: «Выводить причинность из мышления есть идеализм»(с.180, страницы указаны по изданию 1986 г).
Людвиг Фейербах: «Чувство дает только видимость, а мышление – истину», «Чувствами мы читаем книгу природы, но понимаем ее не чувствами», (Избранные философские сочинения, т.1, с.237, с.271); на странице 237 Фейербах высказался в том смысле, что мышление накладывает мысленную связь на сущность реального явления, называемого причиной, и на сущность реального явления, называемого следствием. Мышление дает знание причин и следствий, органы чувств не дают такое знание. Согласно мировоззрению Людвига Фейербаха, причинно-следственная связь - это объективная реальность, которая не дана нам в ощущениях.
Поскольку мировоззрение Фейербаха по этому вопросу почти совпадает с точкой зрения Юма, Авенариуса, Пирсона, Богданова и других идеалистов, то Фейербаха необходимо причислить к когорте идеалистов.
Под подозрение подпадает и Александр Иванович Герцен. Он высказал суждение, напоминающее точку зрения Юма, Авенариуса, Пирсона, Богданова: «Логический процесс есть единственное средство человеческого понимания; природа не заключает в себе всего смысла своего - в этом ее отличительный характер; именно мышление и дополняет его»(«Письма об изучении природы»). По мнению Герцена, природа, соприкасаясь с органами чувств, не полностью отражается в ощущениях, а именно, смысл остается недоступен для органов чувств; познанное органами чувств нуждается в дополнении, не исходящего из ощущений, но исходящего из мышления. Другими словами, человек вынужден домысливать нечто, что не перешло от природы в мышление через органы чувств.
В 1988 году Елена Георгиевна Глаголева и Михаил Борисович Беркин издали книгу «Электричество в живых организмах». В книге имеется фраза, по сути дела, повторяющая формулировки Юма, Авенариуса, Пирсона и Богданова. «Эксперимент – основа естественных наук, но он дает ответ только на вопрос, что происходит, и не может объяснить, как происходит, и, главное, почему происходит».
В книге «Диалектика природы» Фридрих Энгельс написал: «Сколько бы ни выказывать пренебрежения ко всякому теоретическому мышлению, все же без последнего невозможно связать между собою любых двух естественных фактов или же уразуметь существующую между ними связь...». Из этого суждения можно сделать умозаключение о точке зрения Энгельса: причинно-следственные связи, существующие в природе, доступны для органов чувств, проникают в органы чувств, и пребывают в органах чувств в виде необработанного сырья; необработанное сырье не позволяет уразуметь причинно-следственную связь между двумя естественными фактами. Из необработанных показаний органов чувств невозможно изъять знание о причинно-следственных связях, но это извлекается из обработанных показаний органов чувств (обработку совершает мышление) – таково мнение Фридриха Энгельса.
В написанной Энгельсом книге «Анти-Дюринг» имеются слова, подтверждающие первую половину реконструированного мнения Энгельса: «Эмпирическое наблюдение само по себе никогда не может доказать достаточным образом необходимость».
Авенариус, Пирсон и Богданов повторили первую половину приведенного мнения Энгельса, и после этого Авенариус, Пирсон и Богданов получили отлуп от Ленина.
Вторая половина приведенного мнения Энгельса свидетельствует, что Энгельс впал в заблуждение.
«Речь идет у него о принципах, выведенных из мышления, а не из внешнего мира, о формальных принципах, которые должны применяться к природе и человечеству, с которыми должны, следовательно, сообразоваться природа и человек. Но откуда берет мышление эти принципы? Из самого себя? Нет, ибо сам г-н Дюринг говорит: область чисто идеального ограничивается логическими схемами и математическими формами (последнее, как мы увидим, вдобавок неверно). Но ведь логические схемы могут относиться только к формам мышления, здесь же речь идет именно о формах бытия, о формах внешнего мира, а эти формы мышление никогда не может черпать и выводить из самого себя, а только из внешнего мира»(Фридрих Энгельс, книга «Анти-Дюринг» – Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20. с. 33-34).
Заблуждение Энгельса заключается в переоценке роли органов чувств. Причинно-следственные связи недоступны для органов чувств. В показаниях органов чувств отсутствует сырье, которое мышление могло бы подвергнуть обработке. Внешний мир воздействует на органы чувств, но органы чувств, подобно решету в воде, не могут зачерпнуть причинно-следственную связь из внешнего мира. Органы чувств обладают недостатком, который, если применить гиперболу, препятствует проникновению причинно-следственной связи из внешнего мира через органы чувств в мышление. Мышление не может извлечь знание причинности из пустоты, зияющей в показаниях органов чувств, и поэтому мышление из самого себя вырабатывает представление о том, какие природные явления являются причиной и следствием друг для друга. Идеалист Дюринг правильно сказал, что причинность черпается мышлением из мышления.
Чем можно объяснить возникновение заблуждения? Представим завод, выпускающий механические часы, наручные и настольные. В заготовительном цехе изготовляются отдельные детали (стрелки, пружины, шестеренки, анкеры, заводные колесики, искусственные камни, стекло, корпуса часов). В сборочном цехе детали собираются воедино, и отправляются в отдел технического контроля. В отделе контроля осуществляется проверка часов: явный брак отправляется в заготовительный цех для разборки на части, корректируется ход стрелок спешащих и отстающих часов, и нормально работающие часы отправляются в магазины на продажу. Источник существования часов – сборочный цех. Источник достоверности времени, показываемого часами – отдел технического контроля. ОТК занимается отбраковкой часов, но не созданием часов. Часы начинают свое существование до того, как они попали в ОТК, и поэтому нельзя считать ОТК источником существования часов. Часы обязаны пройти через ОТК, но этот факт не превращает ОТК в источник существования часов.
Ошибаются те люди, которые видят на часах штамп ОТК и из этого делают вывод о том, что часы созданы отделом технического контроля.
Ошибаются те люди, которые замечают, как знание причинно-следственных связей проходит проверку (посредством практики, или фактов, или ощущений), и процедуру проведения проверки (практикой, или фактами, или ощущениями) принимают за процедуру извлечения причинно-следственных связей из практики, или фактов, или из ощущений.
Ощущения и практика – это источник, из которого черпается правильность придуманных мышлением причинно-следственных связей, но не черпается знание о причинно-следственных связях.
В 2005 году доктор философских наук Л.А.Микешина издала книгу «Философия науки. Современная эпистемология», в которой указывается, что непосредственно из ощущений человек не может узнать, какова физическая природа объекта-раздражителя, что в содержание восприятия включается также и то, чего нет в воздействиях непосредственных раздражителей (глава «Чувственное и логическое (абстрактное) познание»). В главе «Эпистемологические смыслы теории фреймов» еще раз подчеркивается, что в показаниях органов чувств чего-то не хватает, и нехватку нужно как-то компенсировать: «Включение в содержание представления того, что отсутствует в воздействии непосредственных раздражителей, возможно в том случае, если субъект располагает системой устоявшихся, социально апробированных когнитивных структур». В конце главы «Методы исследования и формы знания эмпирического уровня» Л.А.Микешина отрицает почерпывание из фактов знания о существующих в окружающем мире причинно-следственных связях: «Теорию нельзя получить в результате индуктивного обобщения и систематизации фактов, она не возникает как логическое следствие из фактов; механизмы ее создания и построения имеют иную природу, - предполагается скачок, переход на качественно иной уровень познания, требующий творчества и таланта исследователя».
Микешина не побоялась высказать точку зрения, противоречащую точке зрения Энгельса. Доктор философских наук Татьяна Геннадьевна Лешкевич тоже вступила в противоречие с энгельсовским мировоззрением: «Теоретическое мышление нельзя свести к суммированию эмпирически данного материала. Получается, что теория вырастает не из эмпирии, но как бы рядом с ней».
«На рубеже XIX-XX веков произошла революция в естествознании, и тогда стало понятно, что теории не выводимы из фактов. Теории базируются на фактах, но вывести их индуктивно невозможно. Наиболее четко это осознал Альберт Эйнштейн, который неоднократно в своих работах указывал, что никакая теория не может быть логически выведена из опыта. Это он видел как на примере работ коллег, так и на собственном примере»(из книги «Введение в науку философию», автор Юрий Иванович Семенов, кандидат философских наук, доктор исторических наук).
Известный химик Джеймс Конант, в середине двадцатого века сделавший несколько научных открытий в области преобразования углекислого газа в кислород растениями, высказал свою точку зрения о слабой связи между экспериментальными данными и объяснением причинно-следственных связей: «Начало научного открытия нужно искать не в результатах лабораторных опытов, а в ярких вспышках воображения. Истинный ученый творит так же, как истинный поэт, - не по отчетам, сгрудившимся на письменном столе, а по творческому чутью, по какому-то внутреннему озарению».
Знаменитый исследователь в области электричества Майкл Фарадей дал рекомендации по процедуре познания: «Внешние признаки явлений не должны связывать суждения ученого».

В радиосвязи получила распространение так называемая однополосная модуляция с подавлением центрального сигнала, чья сущность заключается в следующем. Радиопередатчик излучает в окружающее пространство сигнал, который будем называть первым сигналом. Приемник воспринимает первый сигнал, анализирует его и обнаруживает, что в первом сигнале не хватает некоторых компонентов. Радиоприемник в самом себе создает второй сигнал для компенсации того, что отсутствует в первом сигнале, причем создает на свой страх и риск, наугад, т.к. приемник не знает, какими свойствами должен обладать второй сигнал (в первом сигнале отсутствует информация о свойствах второго сигнала). Потом происходит смешивание первого и второго сигнала, смесь подвергается дальнейшей обработке, и из приемника доносятся звуки. Человек оценивает звук из радиоприемника, и если звук неадекватен (не соответствует требованиям, предъявляемых человеком к нему), то человек изменяет свойства второго сигнала.
Существует аналогия между однополосной модуляцией и восприятием причинно-следственных связей. Радиопередатчик формирует и излучает первый сигнал, из которого удалена некоторая информация, в том числе информация о втором сигнале. Приемник воспринимает пришедший извне первый сигнал, и для восполнения недостающего самостоятельно создает в себе самом второй сигнал, независимый от первого сигнала (в первом сигнале не хватает информации о свойствах, которыми должен обладать второй сигнал). Радиоприемник вынужден наделять второй сигнал такими свойствами, какими подсказывает наделить собственная конструкция радиоприемника. Было бы желательно наделять свойствами не от самого себя, а объективно, исходя из воздействующего извне, однако такое желание неосуществимо, так как в приходящем извне отсутствует информация о том, какие свойства должны быть.
На органы чувств извне воздействуют предметы вместе с присущими предметам причинно-следственными связями. Органы чувств не способны воспринять воздействующие на них причинно-следственные связи, и связи не проникают сквозь органы чувств в ум человека или животного. Человеческий ум осознает нехватку информации в показаниях органов чувств, и с целью восполнения недостающего самостоятельно создает в себе самом (из самого себя) информацию о том, какой предмет является причиной, и какой предмет является следствием. Эта созданная информация не зависит от показаний органов чувств, поскольку в показаниях органов чувств не хватает информации о причинно-следственных связях. Нехватка информации приводит к тому, что показания органов чувств не играют направляющую и руководящую роль в мыслительной деятельности, создающей представление о причинно-следственной связи. Было бы желательно наделять представление о причинно-следственных связях свойствами, исходя из свойств внешних воздействий, однако такое желание неосуществимо, так как органы чувств не предоставляют необходимую для этого информацию, и мышление вынужденно наделять представление о причинно-следственных связях свойствами, исходя из свойств мышления. В показаниях органов чувств чего-то не хватает, и недостающее нужно извлечь из того, что не зависит от показаний органов чувств. В дальнейшем недостающее (т.е. предположение о причинно-следственной связи) подвергается проверке. Недостающее не зависит от показаний органов чувств, но зависит от проверки (проверка производится спустя некоторое время после того, как создано недостающее).
В связи с тем, что имеется аналогия, выдвигается шуточное предложение о переименовании модуляции, и вместо выражения «однополосная модуляции» применять выражение «кантианская модуляция».

Было бы желательно во время создания представления о причинно-следственных связях, их наделять свойствами, исходя из свойств внешних воздействий. Когда кто-то выдает желательное за реально происходящий процесс, то этого «кого-то» нужно называть демагогом.

Представим ведро, сделанное из очень легкого материала (например, из тонкого полиэтилена); представим, что мы опустили ведро в озеро (реку, ванну, море) и вытащили вверх ведро с водой. Своими руками мы почувствуем, что ведро тяжелое, что вода имеет вес. Потом опустим ведро с водой обратно в озеро. Ощущения в руках сообщат нам, что ведро приобрело нулевой вес. Вода, находящаяся в воде, не имеет веса. Или все-таки имеет? Естествоиспытатели долго колебались в выборе ответа, и в середине семнадцатого века согласились с тем, что вода, находящаяся в воде, имеет вес, и воздух, находящийся в воздухе, имеет вес. Органы чувств сообщают, что веса нет, и такое сообщение является ошибочным.

Камень падает на землю, водяной пар всплывает вверх, и в старину думали, что закон тяжести, действующий в камне, не действует на водяной пар. Теперь известно, что оба эти движения, происходящие по противоположным направлениям (падение камня на землю и поднятие пара вверх от земли), происходят от одной причины, по одному закону. Теперь известно, что сила притяжения, вообще стремящая тела двигаться вниз, обнаруживается при известных обстоятельствах так, что заставляет некоторые тела подниматься вверх. Органы чувств сообщают: водяной пар поднимается вверх. Мышление сообщает: причиной поднятия пара вверх является сила, направленная вниз. Органы чувств сообщают противоположное сообщаемому мышлением.

В нашей стране, а также в других странах, имеются слабоумные люди. Слабоумные плохо разбираются в технике, и у них не хватает ума сформулировать бредовое заявление о том, что радиопередатчик подавляет центральный сигнал и формирует однополосный сигнал с заложенной в нем информацией о свойствах, которыми должен обладать сигнал, создаваемый радиоприемником в самом себе. Техника находится в благоприятном положении, потому что слабоумные не суются в технику. Философия находится в тяжелом положении, по сравнению с техникой.
Джон Локк заявил, что показания органов чувств являются полновесными, что не надо обращать внимание на слова о нехватке чего-то в показаниях органов чувств. Энгельс и Ленин явно ошиблись, поспешив согласится с мнением Локка. Энгельс и Ленин совершили ошибку, отказавшись от категорического императива «в показаниях органов чувств чего-то не хватает, и недостающее нужно извлечь из того, что не зависит от показаний органов чувств».
Клавдий Птолемей полагал, что показания его органов чувств являются полновесными, и на этом основании Птолемей создал представление об устройстве Вселенной: различные небесные тела вращаются вокруг Земли, находящейся в центре. Николай Коперник скептически относился к органам чувств, и он подозревал, что показания органов чувств ненадежны, ущербны; Коперник пренебрег показаниями органов чувств; не на основании показаний органов чувств, а на основании мышления Коперник разработал иное представление о Вселенной: в центре расположено Солнце, и вокруг него вращаются Земля, Марс, Венера, Меркурий, Юпитер и другие планеты. Такое устройство Вселенной вступило в противоречие с показаниями органов чувств, однако противоречие не взволновало Николая Коперника. Он не согласился с мнением, согласно которому мир таков, каким его изображают органы чувств. Органы чувств изображают нулевой вес у воды, находящейся в воде, однако вес реальной воды в воде не таков.
На органы чувств Клавдия Птолемея извне воздействовала причинно-следственная связь, обуславливающая вращение Земли вокруг Солнца, но органы чувств оказались не в состоянии передать в мозг воздействующую на них причинно-следственную связь. Николай Коперник позволил причинно-следственной связи пробрать в его мозг через черный ход, не прибегая к помощи органов чувств.
Астрономии повезло, что в показаниях органов чувств Коперник разбирался лучше, чем Птолемей, Локк, Энгельс и Ленин.
В показаниях органов чувств не находится то, относительно чего Локк, Энгельс, Ленин и прочие маниловы испытывают мечтательное желание, чтобы оно находилось в показаниях органов чувств (подразумеваются причинно-следственные связи). Неразумно выдавать желаемое за действительное.
Как указывалось выше, недостающее не зависит от показаний органов чувств, но зависит от проверки. Мечтательность подтолкнула Локка, Энгельса и Ленина к созданию недостающего, выраженного словами: недостающего нет, отсутствует нехватка причинных связей, и показания органов чувств наполнены под завязку. Некритическое отношение к процессу познания привело к тому, что недостающее, созданное Локком, Энгельсом и Лениным, не было подвергнуто проверке.

Существуют такие процессы, которые внешне (согласно показаниям органов чувств) выглядят как замедление, а погружение познания вглубь процессов выявляет ускорение. Николай Коперник обнаружил, что показания органов чувств вводят в заблуждение. Много лет спустя Макс Планк обнаружил, что показания спектрометра вводят в заблуждение. Выход состоит в том, чтобы исказить показания органов чувств и показания спектрометра. Искажение искаженного дает истину. Погружение познания в глубь реальности есть переход от ощущаемого к простому неощущаемому и далее к сложному неощущаемому. С каждым шагом искажение увеличивается. Ум некоторых людей не справляется с осуществлением искажения, и ум некоторых людей не погружается в глубину реальности.

Рассматривая научную деятельность Сади Карно, Энгельс пришел к выводу: «решить вопрос ему помешало не отсутствие фактического материала, а предвзятая ложная теория…» (Фридрих Энгельс, книга «Диалектика природы»). К существующей в недавнем прошлом теории Энгельс применил эпитеты «предвзятая», «ложная».
В предпоследней главе книги «Диалектика природы» Энгельс рассказывает об экспериментах в области электричества и электролиза, и как естествоиспытатели совершают неудачные попытки объяснить полученные в экспериментах факты (по отношению к объяснениям Энгельс в этой своей книге, и также в других книгах употребляет слова «заблуждение», «бессмыслица», «ложный смысл», «мусор», «фальсификация», «сумасбродство», «теоретический промах», «теория, в которой реальные отношения поставлены на голову», «идут неверными, кривыми, ненадежными путями»).
Вот небольшой отрывок из предпоследней главы книги «Диалектика природы»: «Несмотря на то, что за последние полвека электричество все больше и больше становится на службу человеческой промышленности, оно является именно той формой движения, насчет существа которой царит еще величайшая неясность. В учении об электричестве мы имеем перед собой хаотическую массу старых, ненадежных, ни подтвержденных окончательно, ни опровергнутых окончательно экспериментов, какое-то неуверенное топтание во мраке, плохо связанные друг с другом исследования и опыты многих отдельных ученых, атакующих неизвестную область врассыпную. Для того чтобы электричество могло вообще течь, исследователи разделили его на положительное и отрицательное. Но все попытки объяснить ток натыкаются на трудности. И это относится как к гипотезе, что в токе имеется лишь один из этих видов материи, так и к гипотезе, что оба вида ее текут одновременно друг с другом и наконец также и к той гипотезе, что один вид материи течет, а другой остается в покое. Если мы станем придерживаться этой последней гипотезы, то как мы объясним себе тот факт, что отрицательное электричество, которое достаточно подвижно в электрической машине и в лейденской банке, оказывается в токе неизменно связанным с массой тела? Очень просто. Наряду с положительным током + е, который течет в цепи направо, и отрицательным током – е, который течет налево, мы принимаем еще третий ток нейтрального электричества ± 1/2e , который течет направо. Таким образом, мы сперва допускаем, что оба электричества могут вообще течь лишь в том случае, если они отделены друг от друга, а для объяснения получающихся при течении раздельных электрических явлений мы допускаем, что они могут течь и не отделенными друг от друга. Сначала мы делаем известное допущение, чтобы объяснить определенное явление, а при первой трудности, на которую мы натыкаемся, делаем другое предположение, прямо противоположное первому».
И еще один отрывок из «Диалектики природы», в котором Энгельс выражает свое отношение к естественнонаучным теориям: «В ней (натурфилософии) много нелепостей и сумасбродства, - однако не больше, чем в современных не философских теориях эмпирических естествоиспытателей».
В одном из своих писем Карл Маркс сообщает, что в науке наблюдаются «отвратительные физико-метафизические бредни, вроде «скрытой теплоты» (не хуже «невидимого света»), электрического «флюида» и тому подобных крайних средств, служащих для того, чтобы вовремя вставить словечко там, где не хватает мыслей». «Вместе с гегельянством выбросили за борт и диалектику, — как раз в тот самый момент, когда диалектический характер процессов природы стал непреодолимо навязываться мысли и когда, следовательно, только диалектика могла помочь естествознанию выбраться из теоретических трудностей… Конечным результатом стали господствующие теперь разброд и путаница в области теоретического мышления. Нельзя теперь взять в руки почти ни одной теоретической книги по естествознанию, не получив из чтения ее такого впечатления, что сами естествоиспытатели чувствуют, как сильно над ними господствует этот разброд и эта путаница»( Фридрих Энгельс, «Анти-Дюринг»).
Из трудностей создания теории (не бессмысленной, не ложной, не заблуждающейся, не фальсифицированной, не запутанной, не сумасбродной, не предвзятой, не отвратительно-бредовой, не нелепой, не свидетельствующей о разброде) материалисты не смогли сделать простой вывод: создание теории задерживается не оттого, что естествоиспытатели ненастойчиво извлекают теорию из фактов, а оттого, что факты не в состоянии подсказать естествоиспытателям, какой должна быть теория, объясняющая причинно-следственные связи в фактах. Содержание фактов не определяет содержание теории.
Фридрих Энгельс: «Исключительная эмпирия, позволяющая себе мышление в лучшем случае разве лишь в форме математических вычислений, воображает, будто она оперирует только бесспорными фактами. В действительности же она оперирует преимущественно традиционными представлениями, по большей части устаревшими продуктами мышления своих предшественников… Эта эмпирия уже не в состоянии правильно изображать факты, ибо в изображение их у нее прокрадывается традиционное толкование этих фактов»(«Диалектика природы»). Энгельс высказывает свое убеждение в том, что многие факты изображены неправильно. Но позднее Энгельс забыл о неправильности фактов, и потребовал от ученых почерпывать причинность из фактов. Разве возможно вычерпнуть правильную причинность, если факты неправильны? Поскольку факты неправильны, то нужно признать невозможность и недопустимость почерпывания причинности из фактов.
Изрядное количество страниц книг «Диалектика природы» и «Анти-Дюринг» Энгельс наполнил рассказами о попытках из фактов извлечь знание о причинно-следственных связях в сфере электричества и электролиза, и в других сферах, причем попытки извлечения оканчивалась неудачей. Если причинные связи были бы извлекаемы из фактов, то тогда на протяжении полувека до момента написания книг «Диалектика природы» и «Анти-Дюринг» естествоиспытатели создали бы теорию об электрических и электролизных явлениях, и Энгельсу не пришлось бы писать указанные книги. Однако на протяжении полувека извлечение не произошло. Энгельсу не хватило смелости сделать вывод: если естествоиспытатели на протяжении полувека не извлекли теорию из фактов, то теория неизвлекаема из фактов.
Согласно материалистическому мировоззрению, знание должно извлекаться из нарисованной органами чувств картины внешнего мира («содержание всякого мышления и знания должно происходить из чувственного опыта» - Энгельс). Согласно идеалистическому мировоззрению, мышление изолирует себя от органов чувств, из самого себя мышление продуцирует внечувственный опыт, отказавшись от опоры на показания органов чувств, и из внечувственного опыта (из невоспринимаемого органами чувств) извлекается знание о том, что находится во внешнем мире. Одна из разновидностей идеалистического мировоззрения констатирует: во внешнем мире есть то, чего нет в показаниях органов чувств, и отсутствующее извлекается из невоспринятого органами чувств; мышление не в силах извлечь из показаний органов чувств то, чего нет в показаниях; с целью поиска отсутствующего в показаниях органов чувств, мышление из самого себя продуцирует внечувственный опыт; впоследствии производится проверка извлеченного из внечувственного опыта. Разработан способ обнаружения перемещений, заключающийся во введении радиоактивных веществ и наблюдением с помощью счетчика Гейгера за перемещениями радиоактивных веществ. Можно было бы ввести радиоактивное вещество в органы чувств, и счетчиком Гейгера установить наличие или отсутствие перемещения радиоактивного вещества из органов чувств в мышление. Если бы удалось выявить перемещение радиоактивного вещества, то это стало бы свидетельством, что вместе с радиоактивным веществом происходит перемещение причинно-следственных связей из показаний органов чувств в мышление (как уверяют материалисты, показания органов чувств обширны и содержательны, в них содержатся причинно-следственные связи, и мышление извлекает, т.е. перемещает, причинные связи из показаний органов чувств в мышление). К сожалению, никто из поклонников философского учения Энгельса-Ленина не проводил эксперименты по миграции радиоактивных веществ из показаний органов чувств в мышление.
В одиннадцатой главе брошюры «Теория познания? Это очень просто!» рассказывается, как материалисты доказывают правильность своей концепции (показания органов чувств обширны и содержательны, в них содержатся причинно-следственные связи, и мышление перемещает причинные связи из показаний органов чувств в мышление) тем, что материалистическая концепция позволяет вести успешную борьбу против мировоззрения древнегреческого мыслителя Платона, разработавшего идеалистическую теорию сотворения Вселенной.

Рекомендуем прочитать