Теория познания? Это очень просто! (Главы 13)

Глава 13. Кризис в науке. Основной вопрос философии.

Эрнст Мах в своих философских статьях сообщал, что при создании теорий в них часто вносятся представления, которые перед внесением не проходили опытную проверку. Такой способ построения теории Мах назвал интеллектуальным хозяйничаньем. Мах применял и иное словосочетание – неполноопытное знание. Одна часть теории состоит из того, что проверено экспериментально, другая часть теории – из того, что не проверено. Поскольку часть теории не проверена опытом, то взятая целиком теория проверена опытом не полностью. Это означает, что такая теория дает неполноопытное знание.
На начальной стадии изучения природы, люди находят в природе временную последовательность явлений и фактов (само собой разумеется, что органы чувств принимают участие в установлении временной последовательности). Люди при помощи своего мышления выискивают среди временной последовательности то, что не является временной последовательностью, например, рецептурное знание. В дальнейшем люди переходят, совершая многочисленные ошибки, к познанию причинно-следственных связей. Такое познание основано на применении мыслительной деятельности, и результат такого познания именуется природным законом. Эрнст Мах писал, что законы, относящиеся к природным явлениям, представляют собой итог мыслительной деятельности, и роль мышления такова, что мышление создает абстракции, и последние упорядочивают изложение временной последовательности показаний органов чувств. Мышление и абстракции полезны, потому что они преобразует в удобную форму временную последовательность ощущений; ощущения, взятые без мышления, неудобны и малополезны. Элементы, внесенные мышлением, и иные элементы законов подлежат периодической проверке экспериментами.
Абстракции – это инструмент, созданный людьми и зависимый от людей, и этот инструмент используется в процессе познания природы. Имеется опасность преувеличения значения этого инструмента – легким движением руки созданный людьми инструмент превращается в независящий от людей объект, считаемый целью научного исследования. Многие исследователи природы приписывают объективное существование, - продолжает свою мысль Эрнст Мах, - абстрактным понятиям. То, что имеет значение вспомогательного инструмента мышления, принимается этими исследователями за ОСНОВУ действительного мира. Нематериальное получает название материального и оно считается материальным, потом выясняется факт нематериальности, и приходится материальное переименовывать в нематериальное. Проблемы будут устранены, если неукоснительно разграничивать инструмент мышления и цель (объект) научного познания.
В.И.Ленин не согласился с концепцией Э.Маха, и настаивал на противоположном: проблемы будут устранены, если сведения, которые дает инструмент мышления, считать копией того, что содержится в действительном мире и является объектом научного познания. Также В.И.Ленин настаивал на том, что содержащееся в действительном мире является копией сведений, имеющихся в инструменте мышления.
Фридрих Энгельс высказал фразу: «В естествознании мы достаточно часто встречаемся с теориями, в которых реальные отношения поставлены на голову, в которых отражение принимается за объективную реальность, и которые нуждаются в перевертывании. Такие теории довольно часто господствуют долгое время. Подобный случай представляет нам учение о теплоте, которая почти в течение двух столетий рассматривалась как особая таинственная материя, а не как форма движения обыкновенной материи; только механическая теория теплоты произвела здесь необходимое перевертывание»(«Диалектика природы»).
На чьей стороне Энгельс – на стороне Маха или на стороне Ленина? На стороне Маха. Эрнст Мах говорил о неукоснительном разграничении инструмента мышления и цели (объекта) научного познания, и эти слова созвучны словам Энгельса о поставленных на голову реальных отношениях, когда отражение принимается за объективную реальность.
Георг Штель вводил в химические реакции различные вещества, и в конце реакций Штель обнаруживал выход газообразных веществ или выпадение осадка. Штель создал абстракцию о флогистоне, и, согласно абстракции, выделение газов и выпадение осадка считалось следами, которые оставляет флогистон. Впоследствии Антуан Лавуазье доказал, что созданная Георгом Штелем абстракция является пустой абстракцией, и в природе нет того, что соответствует этой абстракции. Штель принял отражение (абстракцию) за объективную реальность; Штель не смог разграничить инструмент мышления и подвергаемую исследованию объективную реальность; реальные отношения он поставил на голову. Лавуазье совершил перевертывание и поставил на ноги реальные отношения, и доказал несуществование в природе того, что могло соответствовать абстракции Штеля.
Следы, якобы оставленные материальным флогистоном, не смогли доказать материальное существование флогистона. Мах придерживался мнения: следы являются материальными, но тот объект, которому ученые приписывают способность оставлять следы, не всегда является материальным. Бывает, что способность оставлять следы приписываются тому, что является фальсифицированным неполноопытным знанием.

Рекомендуем прочитать