Метафизические исследования. Выпуск 8 1/2 (9). La gaya scienza. Веселая наука

Метафизические исследования. Выпуск 8 1/2 (9). La gaya scienza. Веселая наука
Метафизические исследования. Выпуск 8 1/2 (9). La gaya scienza. Веселая наука
 
СПб.: Издательство "Алетейя” (СПб), 1998. — 104 с.
ISBN 5-89329-054-2
Главный редактор альманаха: Соколов Б. Г.
Ответственный редактор выпуска: Малинов А.В.
DjVU 0,8 мб
Качество: сканированные страницы
Язык: русский
 
Периодическое издание (4 раза в год). Альманах Лаборатории Метафизических Исследований при философском факультете Санкт-Петербургского государственного университета.

Предисловие к потливому читателю от хло-потливой редколлегии
Да-да, к потливому. Ибо, много придется попотеть, чтобы осилить сей номер, представленный на ваш суд. Сборник сей уникален ибо. Да и нам, редколлегии, много пришлось похлопотать и похлопотеть. Многие пытались помыслить о смехе и мало что удавалось. И как показывает опыт, скучно получалось. Вот возьмем А. Бергсона. Величина все-таки. Но о смехе вышел конфуз. Не смешно. И поэтому в честь читательской пытки обращались к читателю — пытливый. Мы же не пытаемся и не пытаем, но смеемся и делаем. Делаем — смеемся. Обхохочешься ибо.
Хотя, наука, дело серьезное. Даже если веселая наука. Но вот вопрос: веселая или наука? Альтернатива старинная. Или смех, или наука. Ибо нет смеха в науке, в науке все так серьезно, что on peut mourir (сдохнуть можно). Все прямолинейно-доказательно. И, одновременно, недоказательно, поскольку если бы все можно было бы решить раз и навсегда, не пересматривать, не опровергать, то и науки-то не получилось бы. Со всей ее серьезностью — не получилось бы, и точка. Иными словами, наука (в лице, конечно же, научных работников) что-то там кропотливо доказывает, пишет книги, формулы, диспутирует, но никак не поставит точку. Все одни вопросы. Не потешно ли? Начинать с вопроса и им же заканчивать. А посередине антиномия: доказанное является одновременно недоказанным. Вернее: зияние антиномии. И все(ё), однако, так серьезн(ы). И с серьезным видом раз за разом наступают на одни и те же грабли: создал один — опроверг другой, создал другой — опроверг третий и т.д. «Тюк» Д. Хармса.
Если находится всегда «в» этого «вечного тюка», то, наверное, не очень смешно, но — «за державу» обидно. Столько сил — и каждый раз неудача. Но это если находиться внутри процесса. Достаточно отойти на шаг в сторону и посмотреть. На науку, на ученых, на жизнь. Издревле со стороны, правда с особой стороны — с высоты, на науку и на жизнь смотрела философия. Но как-то по особому, т.е. по научному. Не видя так как оно есть на самом деле: все воспринималось лишь «sub specia aeternitatis», т.е. с точки зрения почти что Бога.
Но вот Бог умер. A это «sub specia aetemitatis» никак не умрет. Сильнее Бога оказалось. И философия с философами по-прежнему свысока смотрят на все вокруг. Ни малейшего сдвига с позиции ментора. Но каковы сами менторы? Почему взгляд снаружи — это взгляд свысока? А если — с боку? А тогда другое ведь оказывается видно. Не мыслящий о вечном «могучий старец» предстанет перед нами, а так, сморчок, неудачник, а может быть даже маразматик с манией величия. Смена угла зрения — и все серьезное становится несерьезным. Важнейшие проблемы оказываются надуманными, вечные вопросы — вечным способом получения денег, святое и нетленное — пустышкой. Но для этой смены нужна оппозиция к себе самому, к «самому-самому», на что опасаются взглянуть прямо.
Оппозиция к себе и «самому самому» трудна, без сомнения. Но каков результат этой оппозиции? Все становится — ничем. Просто ничем. И это — великое преодоление, которое очищает нас от нами же измышленных кумиров. А сами кумиры — просто смешны, смешны в своей важности и надутости. Ибо смех — это преодоление кумиров.
Один лишь Фридрих Ницше осмелился написать «Веселую науку» и встать в оппозицию к «самому-самому». И темп в книге, правда, галлопирующий, скажем прямо не научно-научный. Нельзя сказать, что книга Нишце — ну прямо шедевр юмора. Но брызшущее веселье, веселье юности и силы, в ней есть: как искрящиеся брызги шампанского. И мы, не претендуя в этом выпуске на то, что в нем все — сплошное веселье, все же думаем, что сохраняем ницшевское стремление к иному темпу в «научном дискурсе», ибо во многом на этих страницах мы становились в оппозицию прежде всего к нам самим, к стилю и серьезности предыдущих выпусков «Метафизических Исследований».
И последнее. Задумывался этот номер в смехе. Читая и вычитывая его мы смеялись. И если мы еще смеемся — не все потеряно, даже если потеряно все.

 

Содержание


Предисловие еще однако. К потливому читателю от хло-потливой редколлегии 5
Приложение 7

Изыски теоретические
Бочаров А.Б. Сонная культурология 13
Соколов Б.Г. О мудрости (хохме) 16
Миклис Г. О лени Вещь из Бесконечного 28
Соколов Е.Г. Антология онтологии 32

Художества и изыски
Шифрин Б. Ф. По ту сторону снов 55
Грякалов А.А. Сиреневое бланманже, или смех из горящего дома. Рассказ 60
Осокин Р.Ю. Пол пятый сон V. Палч’а. V. Палч и видимость Самого Себя 65
Кошки на туше V. Палч’а (или сон, навеянный полетом психоаналитика за пять метров до пробуждения) 67
Маковецкий Е. Светопредставление 74
Рабинович В.Л. Трактат об андеграунде, в котором выключили свет 77
Гузенков В. «В спышках прозренья .» 79
Сурова Е.,Трофимов В. Деконструкция Да-ри-да или История мировой философии в песнях, плясках и поговорках 85

Изыски критические
Соколов Б.Г. Не-рецензия на «вокруг зависимостей» 89
Подлипский В.В. Шпынский стыр 92
Бочаров А.Б. Парамонов Б. М. Конец стиля 101

Вы уверены, что ссылка нерабочая?

Рекомендуем прочитать