Библиотека философа

Ермаков О.В. Вверх по лестнице Луны. Тайна нашей небесной соседки, раскрытая Михаилом Булгаковым в романе «Мастер и Маргарита»

Ермаков О.В. Вверх по лестнице Луны. Тайна нашей небесной соседки, раскрытая Михаилом Булгаковым в романе «Мастер и Маргарита»

 

 СТРАНИЦЫ САКРАЛЬНОЙ ЛИНГВИСТИКИ

Вверх

по лестнице Луны

 

Вклад писателя Михаила Булгакова в дело миропознания больше вклада Альберта Эйнштейна. Слеп к миру, последний не ведал Луны, его Корня; Булгаков — ее знал  и дал нам ключом ко Всему.

 

...Тогда дунный путь вскипает, из него начинает хлестать лунная река и разливается во все стороны. Луна властвует и играет, луна танцует и шалит. Тогда в потоке складывается непомерной красоты женщина и выводит к Ивану за руку пугливо озирающегося обросшего бородой человека. Иван Николаевич сразу узнает его. Это — тот номер сто восемнадцатый, его ночной гость. Иван Николаевич во сне протягивает  к нему руки и жадно спрашивает:

 — Так, стало быть, этим и кончилось?

— Этим и кончилось, мой ученик…

 

Г

лас Му дрости учит: Луна не есть мертвое тело — то Кор ень наш, Жизнь, коей живы мы. Кор ов а древних, Луна короб Вечности, тайной очам как в Селен е В селен ная: Сва, Ма ть, До М горний. Из-Я-тые им к странствьям в тьме, в должный час мы его обретем как Глубь лунну огнисту — Себ Я самое.

Эта истина — сердце романа Булгакова «Ма стер и Ма ргарита». Вершинна, Луна — царь его, что безмолвно стоит над концом Берлиоза, трагедией Мастера, мукой Пилата, убийством Иуды, болезнью Без Дом ного. Луна здесь Альфа-О мега всему, душ Ма Я к, необорный влечением. То — власть П рич ины, Ед ино го: многие, в нем мы одно как в Лю бви, чья п лан ета Лу на.

Л’UNO’й, Ист иной жив че’LOVE’к! Путь к ней — Домой стезя, коей дружны Пилат с Иешуа в романе:

 

Ложе было в полутьме, закрываемое от луны колонной, но от ступеней крыльца тянулась к постели лунная лента. И лишь только прокуратор потерял связь с тем, что было вокруг него в действительности, он немедленно тронулся по светящейся дороге и пошел по ней вверх прямо к луне. Он даже рассмеялся во сне от счастья, до того все сложилось прекрасно и неповторимо на прозрачной голубой дороге. Он шел в сопровождении Банги, а рядом с ним шел бродячий философ. Они спорили о чем-то очень сложном и важном, причем ни один из них не мог победить другого. Они ни в чем не сходились друг с другом, и от этого их спор был особенно интересен и нескончаем. Само собой разумеется, что сегодняшняя казнь оказалась чистейшим недоразумением — ведь вот же философ, выдумавший столь невероятно нелепую вещь вроде того, что все люди добрые, шел рядом, следовательно, он был жив. И, конечно, совершенно ужасно было бы даже помыслить о том, что такого человека можно казнить. Казни не было! Не было! Вот в чем прелесть этого путешествия вверх по лестнице луны. 

Свободного времени было столько, сколько надобно, а гроза будет только к вечеру, и трусость, несомненно, один из самых страшных пороков. Так говорил Иешуа Га-Ноцри. Нет, философ, я тебе возражаю: это самый страшный порок. 

Вот, например, не струсил же теперешний прокуратор Иудеи, а бывший трибун в легионе, тогда, в долине дев, когда яростные германцы чуть не загрызли Крысобоя-великана. Но помилуйте меня, философ! Неужели вы, при вашем уме, допускаете мысль, что из-за человека, совершившего преступление против кесаря, погубит свою карьеру прокуратор Иудеи? 

— Да, да, — стонал и всхлипывал во сне Пилат. 

Разумеется, погубит. Утром бы еще не погубил, а теперь, ночью, взвесив все, согласен погубить. Он пойдет на все, чтобы спасти от казни решительно ни в чем не виноватого безумного мечтателя и врача! 

— Мы теперь будем всегда вместе, — говорил ему во сне оборванный философ-бродяга, неизвестно каким образом вставший на дороге всадника с золотым копьем. — Раз один — то, значит, тут же и другой! Помянут меня, — сейчас же помянут и тебя! Меня — подкидыша, сына неизвестных родителей, и тебя — сына короля-звездочета и дочери мельника, красавицы Пилы. 

        — Да, уж ты не забудь, помяни меня, сына звездочета, — просил во сне Пилат. И, заручившись во сне кивком идущего рядом с ним нищего из Эн-Сарида, жестокий прокуратор Иудеи от радости плакал и смеялся во сне.

 

Иешуа — YesSVÁ: горне Да, Сын Луны как Коровы сей Бык. СваСова: Мудрость — Мать, Корова й гладных; ведать Христа — ведать Мать, Луну. Блудные дети Ее, мы не зрим сего Дома. BullгаCow романом своим указал нам его.

 

Полный текст — см. вложение.

                              Luna Oleg Vladimirovich Ermakov

Все мои работы на ПлатонаНет:

http://platonanet.org.ua/load/0-0-1054-0-17

Все тайны Мира и Луны: книга "Планета Любовь. Основы Единой теории Поля":

http://www.academia.edu/2475366/Planet_of_Love_the_grounds_of_the_Unitary_Field_Theory_in_Russian

Единая теория Поля на ПлатонаНет:

http://platonanet.org.ua/load/knigi_po_filosofii/filosofija_poznanija/planeta_ljubov_osnovy_edinoj_teorii_polja/45-1-0-1424

E-mail

hermakouti@ukr.net

   Моб. тел. 

+ 38 (066) 561-21-20 

Вы уверены, что ссылка нерабочая?

Рекомендуем прочитать