Латур Бруно - Нового Времени не было. Эссе по симметричной антропологии (Bruno Latour - Nous n`avons jamais été modernes)

Латур Бруно - Нового Времени не было. Эссе по симметричной антропологии (Bruno Latour - Nous n`avons jamais été modernes)
Название:  Нового Времени не было. Эссе по симметричной антропологии (Nous n`avons jamais été modernes)
Автор Латур Бруно (Bruno Latour)
Перевод с французского Д.Я. Калугина
СПб.: Издательствово Европейского ун-та в С.-Петербурге, 2006. — 240 с.
Сери Прагматический поворот; Вып. 1
Формат: PDF (14 Мб), DjVu (1,4 Мб)
Качество: PDF - среднее (текст с сохранением структуры), DjVu - хорошее  (отсканированные страницы)
Язык: Русский



Книга одного из наиболее известных современных французских социологов Бруно Латура представляет собой манифест нового и быстро риэиинающегося направления науки, которое, наконец, объединяет физиков и лириков. Опираясь на последние достижения в социологии науки и техники, автор развивает новую теорию знания, где социальные науки не находятся в привилегированном положении по отношению к естественным (или наоборот), а люди и вещи вместе участвуют в создании мира, где мы живем.

Эта книга впервые увидела свет в 1997 году и с тех пор считается одной из его главных работ. Название, под которым вышел русский перевод этой книги, было выбрано переводчиками не случайно. Во-первых, французский вариант "Nous n`avons jamais ete modernes" довольно сложно перевести на русский язык дословно, а во-вторых, именно вопросу о природе Нового времени и посвящена большая часть книги.

Латур анализирует основополагающие структуры нововременного мировоззрения, берущие начало в XVII веке и воспроизводящиеся поныне, и пытается показать, что современное мышление не является в корне отличным от донововременного. Основополагающей установкой Нового времени является, согласно Латуру, строгое разделение между естественной наукой и обществом, то есть сферой природы и сферой политики. Это разделение якобы отличало людей Нового времени от всех остальных. Однако Латур утверждает, что Новое время просто скрывало то, что роднит его с мышлением других эпох. Речь идет о базовом отсутствии различия между научными и политическими практиками. Сегодня скрытые, но всегда существовавшие структуры нововременного мировоззрения проявлены, как никогда, что делает невозможным их дальнейшее функционирование. Именно поэтому необходимо перейти к ненововременному мировоззрению. Это поможет нам не только лучше понимать самих себя, но и преодолеть преграды, не позволяющие сегодня людям быть в полной мере свободными в познании.

Структура нововременного мировоззрения, которую Латур называет Конституцией, основывается на трех основных тезисах, или гарантиях: 1) природа может толковаться трансцендентно и имманентно (то есть, с одной стороны, мы можем говорить, что она является внешней относительно нас, а с другой стороны, мы можем утверждать, что сами создаем свою науку и, следовательно, сами конструируем природу); 2) общество также может толковаться двояко: трансцендентно и имманентно; 3) природа и общество при этом должны оставаться абсолютно различными и не смешиваться.

Впервые эти гарантии были выработаны в проходившем в XVII веке споре между Робертом Бойлем и Томасом Гоббсом о вакуумном насосе и эфире. Бойль утверждал существование пустоты и отсутствие эфира, опираясь на свои лабораторные исследования и Королевское общество авторитетных мужей, присутствовавших при проведении его экспериментов и подтверждавших их достоверность. Гоббс, со своей стороны, пытался защищать гомогенность общества и его подчиненность единой воле суверена. Для Латура интересны скорее политические следствия научных изысканий Бойля и научные выводы Гоббса. Конструируя в лаборатории новый факт, Бойль создавал ситуацию, при которой некое отдельное сообщество могло конструировать новые факты и, следовательно, новое объяснение мира. А это, в свою очередь, имело прямые политические последствия, так как нарушало гомогенность мировоззрения общества и создавало условия для возникновения революции. Именно из-за перспективы возможной революции Гоббс не мог согласиться с существованием Королевского общества, конструирующего новые факты, и, следовательно, поэтому Гоббс и отрицал пустоту и отстаивал существование эфира.

Гоббс и Бойль создали те полюса, между которыми и функционировало Новое время. Первый разработал ресурсы и терминологию для обсуждения вопросов власти, второй предложил способ обсуждения природы. Бойль убедил малочисленное, но авторитетное сообщество в истинности предлагаемого им объяснения, и этого было достаточно, чтобы убедить всех остальных. Гоббс же не хотел поверить, что какое-то жалкое перышко, не двигаясь в вакуумном цилиндре, находящемся в доме у Бойля под полным контролем последнего, опровергало существование эфирного ветра, а вместе с ним и всю политическую схему Гоббса. Наука, утверждает Латур, основывается на убеждении так же, как и политика. А поэтому официально признанные научные достижения и прочие результаты познавательной деятельности следует располагать посередине, между полюсом политики и природы.

Такие результаты Латур называет гибридами, потому что они появляются в процессе перевода, то есть смешения полюсов природы и политики. К этим двум полюсам он еще добавляет полюс Бога, который также может толковаться трансцендентно или имманентно. Гибриды создают сети, которые, увеличиваясь, становятся мощнее. Чтобы опровергнуть какое-нибудь официально признанное утверждение науки, необходимо вместе с ним опровергнуть и все поддерживающие его утверждения и институты, входящие с ним в единую сеть. А это сделать далеко не просто. Новое время обладало мощными сетями, но при этом было всегда готово свести любой гибрид к порождающим его полюсам. Такое разоблачение осуществлялось через процесс очищения, указание на четкое разделение политики и природы, лежащих в основе создания гибридов. Гибриды, таким образом, для Нового времени не обладают собственным онтологическим статусом.

Такой подход сделал позицию представителей Нового времени неуязвимой: представителя любой другой культуры или апологета иной эпохи они могут обвинить в вере в гибриды, в смешении того, что нельзя смешивать, или в приписывании, скажем, Богу обязательной трансцендентности. Они в подобном случае тут же смогут привести доводы о разделенности на базовом уровне общества и природы, а также выдвинуть аргументы в пользу имманентности Бога. Их же самих нельзя уличить в какой-либо конкретной позиции в подобных вопросах. Они всегда смогут апеллировать к их противоположному пониманию или отрицать реальное существование гибридов.

Кризис нововременной модели произошел в 1989 году. Латур пишет, что падение Берлинской стены и последующий развал социалистического блока привел к концу эксплуатации человека человеком. Проведенные в этот же год конференции по вопросам глобализации продемонстрировали и крах капитализма, так как символизировали крушение надежд на полное покорение человеком природы и ее безграничную эксплуатацию. Все это происходило на фоне безграничного умножения гибридов и дало повод к осмыслению базовых структур Нового времени. Главная проблема состоит в том, что сегодня уже невозможно отделить, скажем, социальные проблемы народов севера и вопросы, связанные с глобальным потеплением климата. Статьи в современных европейских газетах показывают, насколько темы политики и природы тесно переплетены в современном мире. Процесс очищения уже не может развязать этот гордиев узел проблем, отделив в них политику от природы.

Для преодоления кризиса необходимо реформировать нововременную Конституцию. Из нее следует исключить третью гарантию. Иными словами, нужно запретить постоянное разложение гибридов на лежащие в их основе полюса и придать им отдельный онтологический, познавательный и ценностный статус. Таким образом, согласно Латуру, современные люди смогут осмыслить процесс производства гибридов, а значит, и познания, и даже самих себя. А именно это и запрещалось ориентированной только вовне Конституцией Нового времени.

Предисловие научного редактора Олега Хархордина по величине равняется одной трети всего текста Латура и по большей части посвящено анализу более ранних текстов автора, а также интерпретации его позиции в целом. Одной из главных причин написания этого предисловия является желание научного редактора встроить данную книгу в общий контекст мысли Латура. Данная книга, как отмечает сам Хархордин, собиралась Латуром из различных кусков и, по-видимому, предполагает знакомство читателя с общим контекстом ее появления.

Исследование Латуром природы нововременного мировоззрения скорее следует рассматривать как апологию или, как пишет редактор, манифест, оправдывающий методы, используемые Латуром в его работах, равно как и актуальность развиваемой им сравнительной антропологии. Эта дисциплина нередко подвергалась критике за нетривиальные утверждения о природе знания и науки. Так, например, Латур получил скандальную известность за свои исследования, посвященные работе Луи Пастера. Согласно позиции Латура, Пастер не столько открыл существование микробов и методов борьбы с ними, сколько заставил всех поверить в то, что они существуют, представляют реальную опасность и что для борьбы с ними необходимо использовать его, пастеровские, методы.

Ученые, согласно Латуру, так же как и политики, убеждают общество в истине собственных открытий. Получается, что люди поверили Пастеру не потому, что его открытие было изначально истинным, а скорее наоборот: его открытие можно считать истинным потому, что люди поверили Пастеру, а для этого он, в свою очередь, использовал целый ряд способов убеждения. Латур насчитывает пять основных факторов, почему наука является убедительной, и ни один из них не связан с соответствием научных утверждений объективной и независимой реальности.

Все это Латур делает для того, чтобы освободить знание от науки. Согласно его позиции, не следует полагать, что только наука, в отличие от остальных видов человеческой деятельности, является источником подлинного знания. При этом Латур не позиционирует себя в качестве мракобеса. Он не выступает против исследований вообще. Новое понимание того, как обретается знание, должно продемонстрировать, как люди взаимодействуют с "нечеловеками" (объектами их исследований) и создают мир вместе с ними. Предлагаемое им разоблачение науки, таким образом, призвано, оправдав используемые им исследовательские методы, сохранить Просвещение, но избавиться от Нового времени. Именно с целью обосновать необходимость подобной реформы и был написан данный манифест.

Содержание

Предисловие редактора (О. Хархордин)
1. Кризис
2. Конституция
3. Революция
4. Релятивизм
5. Перераспределение
Библиография

Спасибо konar за предоставленный материал

Вы уверены, что ссылка нерабочая?

Рекомендуем прочитать