Сенека, Луций Анней - Нравственные письма к Луцилию (1977)

Сенека, Луций Анней - Нравственные письма к Луцилию (1977)

Название: Нравственные письма к Луцилию
Автор: Сенека, Луций Анней

Издательство: М.: "Наука"
Год: 1977
Страниц: 384
Формат: DJVU
Размер: 15,4 Мб
Качество: отличное
Язык: Русский
Серия: Литературные памятники



  В «Письмах к Луцилию»— «Нравственных письмах» — Сенека почти полностью ограничивается областью этики. Он отвергает изощренную диалектику и логику древней стой — все эти «греческие глупости»: они не помогут человеку найти верный путь в жизни и подменяют решение ее вопросов мудрствованьем по их поводу. Не увлекает Сенеку и натурфилософия стоиков: он, правда, ее не отбрасывает, кромё некоторых крайностей (таких, например, как ученье об одушевленности добродетелей, но если и излагает где-нибудь ее положения, то как затверженный урок, без внутреннего участия. Зато этика разработана Сенекой со скрупулезной полнотой. Первое, что вычитывается из «Писем к Луцилию»,— это программа нравственного самоусовершенствования, равно предназначенная для адресата и отправителя. Определяют ее основоположения стоической доктрины. Цель ее — «блаженная жизнь», то есть состояние полной независимости от внешних обстоятельств (все они, по учению стоиков, суть «вещи безразличные»). Достигает «блаженной жизни» мудрец, он же — «vir bonus»; но традиционный римский нравственный идеал переосмысляется у Сенеки в стоическом духе. Vir bonus — уже, пожалуй, не «доблестный муж» старых времен, но скорее «человек добра». Наверное, все вопросы, трактованные Сенекой раньше, вошли в «Письма» в том или ином виде; но в конечном итоге из мозаики писем слагается система стоической этики в истолковании Сенеки, — логическая и стройная, вопреки кажущейся разорванности изложения. Вместе с тем система эта разомкнута, открыта в жизнь. Любая житейская мелочь становится отправной точкой для рассуждения, любой жизненный факт — от походов Александра Великого до непристойной сплетни о неведомом нам современнике — может служить примером. Жизненно конкретен и адресат посланий — заваленный делами прокуратор Сицилии, — и их отправитель, страдающий от городского шума, путешествующий из усадьбы в усадьбу, превозмогающий болезнь, вспоминающий молодость... Вместе с тем текучее разнообразие жизни входит в письма как некий негативный фон для незыблемой нормы, т. е. философии, целительницы душ, «науки жизни», призванной судить ее и дать ей законы. Сборник писем к другу становится сводом стоической морали.
  В «Письмах» досуг признается необходимым условием для нравственного совершенствования (п. XXVIII и многие другие). И если для староримского «доблестного мужа» наградой непременно мыслилась слава, знаменующая признание среди сограждан, то сенековский «человек добра» пренебрегает ею как похвалой людей неразумных и ищет лишь «признанья» равных себе (п. СП). Вообще же награда за добродетельный поступок — в нем самом (вспомним стоическое понятие «правильное деянье»), ибо такой поступок отвечает разумной природе человека,— в отличие от противоположных ей страстен. Для достижения добродетели нужно не ограничивать страсти, как учат перипатетики, а совершенно искоренять их, — и благодаря этому можно достичь полной независимости от мира, то есть бесстрастия.

Вы уверены, что ссылка нерабочая?

Рекомендуем прочитать