Ажеж Клод - Человек говорящий: Вклад лингвистики в гуманитарные науки

Ажеж Клод - Человек говорящий: Вклад лингвистики в гуманитарные науки
Название: Человек говорящий
Вклад лингвистики в гуманитарные науки
Автор: Ажеж Клод
Издательство: М.: Едиториал УРСС
ISBN 5-354-00176-5
Год: 2003
Страниц: 304
Формат: DjVu
Размер: 8,13 Мб
Качество: отсканированные страницы + OCR, содержание
Язык: Русский



Автор этой книги Клод Ажеж — известный французский языковед, профессор Практической школы высших исследований, сотрудник Лаборатории языков Национального центра научных исследований, автор полутора десятка книг о языке. Ведя разнообразные лингвистические разыскания, он побывал в Африке и Океании, странах Европы и арабского мира, в Китае и индейских резервациях Северной Америки.
В настоящей книге достаточно доступно изложено современное состояние лингвистических исследований в широкой междисциплинарной перспективе; предложено оригинальное теоретическое построение, призванное раскрыть суть самого человеческого, то есть — языка.
Книга рекомендуется лингвистам всех специальностей, психологам, социологам и всем, кто интересуется языками и языкознанием.

Предисловие автора к русскому изданию
Есть три причины, по которым публикуемый ныне русский перевод книги «Человек говорящий» может привлечь внимание читателей. Первая причина заключается в том, что проблемы общего языкознания, которые рассматриваются в этой книге, по-прежнему представляют интерес как для лингвистов, так и для специалистов в других областях гуманитарного знания, а также для любого образованного человека. Вторую причину я вижу в том, что в свое время советское языкознание внесло ценнейший вклад в общую теорию языка и исследование отдельных языков, — вклад, ставший составной частью истории гуманитарных наук в XX в. Третья причина чисто личного характера: моя любовь к русскому языку, возникшая еще в детстве. Поэтому я испытываю особую радость, когда думаю о том, что моя книга переведена на русский язык и стала доступной тем, для кого этот язык родной. Надеюсь, специалисты-языковеды и просто интересующиеся языком читатели прочтут эту книгу с благосклонным вниманием. Я также рассчитываю на то, что конструктивная критика поможет мне сделать следующее издание «Человека читающего» более совершенным.

Из предисловия к первому оригинальному изданию
В настоящей книге теоретические размышления опираются на конкретные факты. Работа делится на три этапа в соответствии с развертыванием тематики. В первой части рассматривается современное состояние лингвистических исследований, принадлежащих к некоторым из основных направлений языкознания. Во второй части показывается, в чем
заключается значимость вклада лингвистики в познание человека.
Наконец, в третьей части, на основе того, что было изложено в первых двух частях, строится лингвистическая теория, объясняющая суть человека и общества. В основе всей книги лежит концепция интерактивности, именуемая нами диалогической, именно она определяет проблематику, вынесенную на обсуждение.
В первой части, озаглавленной «О некоторых достижениях лингвистики, или Ориентиры в мире человеческого», прежде всего показано, как языковая способность, с момента рождения человека вписанная в генетический код, очень быстро приобретает социальное содержание, которое делает совершенно тщетными всякие попытки охарактеризовать
языковую способность как исключительно врожденное свойство, в отвлечении от языков, ее реализующих. На этом основана гипотеза об изначальном разнообразии языков в противовес единству языковой способности (см. главу I «Единство человеческого вида и множественность языков»). Далее, на примере естественного эксперимента, крайне редкого в гуманитарной сфере, — генезиса креольских языков (глава II «Лаборатория креольских языков»), показывается важность учета социальных факторов и того отношения взаимовлияния, которым они связаны с биологическими системами. Вслед за внешним анализом, как продолжение того же диалектического подхода, следует внутренний анализ свойств языка на фонетическом, грамматическом и лексическом уровнях; это могут быть как свойства, претендующие на универсальность, так и свойства, служащие критерием для распределения человеческих языков по различным типам (глава III «Языковые универсалии и типологические различия»).
Наконец, мы показываем, как изобретение письменности дало возможность создать некие безгласные инварианты, которые позволяют осуществлять анонимную и отсроченную запись следов 0 и дают свободу эстетическим устремлениям; вместе с тем изобретение письменности не подорвало господства устной речи, распространяющегося на самые разнообразные социальные контексты (глава IV «Письмо и речь»).
Вторая часть озаглавлена «Полезность лингвистического знания, или Мир, дискурс и общество»; в ней выводы, сделанные в первой части, обсуждаются с точки зрения антропологии. Изучение знаков (слов), из которых состоит язык, показывает, что в условиях группового существования возникают языковые структуры с высокой степенью
когерентности; они приспособлены к передаче и восприятию сообщений, приемлемых для любого члена языкового коллектива, хотя индивидуальные устремления и потребность в выразительности время от времени нарушают достигнутую стабильности (глава V «Территория знака»). Вклад лингвистики в антропологию заключается также в том, что
лингвистика показывает, каким образом автономия языка, во-первых, по отношению к мышлению, во-вторых, по отношению к миру как предмету речи и, в-третьих, по отношению к логическим системам связана с диалогическими инстанциями (глава VI «Язык, реальность, логика»); с ними же связан и порядок членения мира в речи (глава VII
«Порядок слов и порядок вселенной»). Наконец, то знание о человеке, которое дает нам изучение его дискурсного поведения, может быть использовано в сфере культуры и политики, иными словами, власть языка может быть использована во имя достижения власти (глава VIII «Хозяева слова»).
Третья часть, озаглавленная «Теоретические перспективы, или Человек диалогический», представляет собой естественное завершение пройденного нами пути. Наше теоретическое построение мы применяем вначале к готовому высказыванию как произведенному и истолкованному продукту (глава IX «Теория трех точек зрения»). Затем, в более широкой перспективе, обсуждается связь между диалогическим общением и теми особенностями человека, которые оно обусловливает (глава X «Социооперативная лингвистика, или К построению теории коммуникации»). Учет социального фактора подводит нас к рассмотрению центрального пункта — явления языковой вариативности (глава XI «Вибрации слова»).
Книга заканчивается исследованием тех внутренних побуждений, которые заставляют лингвиста строить теоретические модели и таким способом находить себе разумное оправдание (глава XII «Любовь к языкам»).

Где-то в начале 1982 г. у меня возникла некая идея, которая в конце концов и воплотилась в настоящую книгу. Идея эта заключается в том, что лингвисты не должны и дальше вести уединенный образ жизни, ограничиваясь написанием трудов, предназначенных для узкого круга специалистов, при том что языковая деятельность — определяющее
свойство человека как биологического вида. Конечно, при нынешнем положении дел может показаться дерзостью желание представить широкой публике результаты исследований ученых, которые, пытаясь построить рациональный дискурс по поводу человека, напускают на себя столь суровый вид. Возможно ли было до конца осуществить такое желание?
И здесь я должен поблагодарить Одиль Жакоб, чье благожелательное внимание вселяло в меня бодрость, а также воздать ей должное за все те полезные советы, которые она мне дала, внимательно прочтя рукопись.

Вы уверены, что ссылка нерабочая?

Рекомендуем прочитать