Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: Что такое философия?: Жиль Делез и...Петр Лавров

Что такое философия?: Жиль Делез и...Петр Лавров 30 Сен 2015 10:20 #1

  • декарт
  • декарт аватар
  • Не в сети
  • Новый участник
  • Сообщений: 9
  • Репутация: 0
1. ЧТО ТАКОЕ ФИЛОСОФИЯ ПО ЛАВРОВУ

Мнения о философии Лавров высокого, что для философа довольно поразительно. В «Трех беседах..." он говорил: говорил, что «…философия, и она одна, вносит смысл и человеческое значение во все, куда она входит. Мы осмысливаем нашу деятельность на столько, на сколько вносим в нее элемент философии. На сколько человек обязан себе отдавать ясный отчет в каждом своем слове, в своих мыслях, чувствах и действиях, на¬столько он обязан философствовать. Пренебрежение философией есть искажение в себе человеческого сознания. Требование сознательной философии равнозначительно требованию развития человека» (Лавров П.Л. Философия и социология. Избранные произведения в 2х т. Т.1. М.,1965. С.517).
Звучит как услаждающая слух и душу поэзия. Можно только позавидовать, что Лавров родился в 1823 году, а не спустя полтораста лет. Он бы так уже не сказал, обогатившись опытом современных «философов». С многими он, естественно, не согласился, ибо для него философия есть настолько «существенно-прогрессивная» форма, насколько опирается на достижения научной мысли. Но он не «кардинальный сциентист». П.Л. Лавров не считал, что философия наука. Вообще все мысли о научной философии давно пора забыть. Еще Кант убедительно показал, что метафизика как наука невозможна.
Лавров в своих «Исторических письмах», которые читала и плакала над которыми вся образованная Россия того времени пишет: «Философские идеи важны не как проявление процесса развития духа в его логической отвлеченности, а как логические формы сознания человеком более высокого или более низкого уровня своего достоинства, более обширных или более тесных целей своего существования; они важны как форма протеста против настоящего во имя желания лучшего и справедливейшего общественного строя или как формы удовлетворения на¬стоящим» (Лавров П.Л. Философия и социология. Избранные произведения в 2 т. Т.2. М.,1965. С.22). Вот бы всем философам на каком-нибудь очередном международном конгрессе зачитать эти слова Петра Лавровича в назидание, особенно сторонникам абстрактного философствования «в-себе –для-себя».
В связи со своим видением философии П.Л. Лавров критикует гегелевскую философию, подчеркивая: «Философия Гегеля не обнимает процесса жизни: она только обнимает мышление о жизни. Она есть частная философия, а не вся философия. Она обнимает лишь все сущее как мыслимое и мыслимое од¬ним способом принимая действительным лишь процесс мышления; она не обнимает мышления всего сущего как действительного вне процесса мышления. Но мышление не есть единственный процесс, соединяющий сознающее Я с реальным миром: остается еще процесс реализования, как творчество и как жизнь. Обе эти отрасли, в их реальности, вне философии Гегеля, которая их только мыслит. Поэтому истинная философия нашего времени должна включать в себе гегелизм, но не заключаться в него» (Лавров П.Л. Ответ г. Страхову \\ Отечественные записки 1860 №12. С.107)
Но он критикует также материализм Бюхнера и Молешотта, которому Лавров первый посвятил серию работ в русской печати. Тогда их имена в России были «за семью печатями». В Германии «Сила и материя» К. Бюхнера вышла в 1855 году, а уже в «Отечественных за¬писках» в 1859 году появилась статья П.Л. Лаврова «Механическая теория мира». И вот что он пишет о материализме: «..материализм (и всякий догматизм), вы¬ходя из начала отдельного человека в его целостности, из начала подчиняющего себе человека, неизбежно приходит к необходимости всех поступков человеческих, к призрачности всех поступков человеческих, к призрачности нравственной оценки и к требованию (безнравственному и невозможному), чтобы человек избегал нравственной оценки, отвыкал от нее, страшился к полному индефферентизму и тем самым отрицал всякое побуждение к деятельности» (П. Л. Лавров Моим критикам \\ Русское слово 1861 июль VI. С.68).
Он, в отличие от «идеалистов» и «материалистов», считает: «Задача будущей, еще не существующей философской системы, должна заключаться в стройном уяснении всего человека в его тройном отношении: к своему познанию, к внешнему миру и к преданию. Все видоизменения сознания, все законы природы, весь процесс предания исторического должен построиться в этой системе в единое целое. Но, по всей вероятности, исходной точкой должно будет служить не наблюдение чувственное, а сознание, потому что оно обуславливает знание внешнего мира и преемственность предания. Оно есть необходимое звено, связывающее все сущее; потому что оно есть существенная особенность всего мыслящего» (Лавров П.Л. Механическая картина мира \\ Отечественные записки 1859. №4. С.491-492). И это зачатки антропологической философии и культурологии – единственно возможной формы современной философии.
Он это понимал: «Насколько методы естествознания и их приложения к вопросам всех областей мышления составляли главную характеристическую черту первой половины нашего века, связывая его не¬разрывно с великими начинаниями эпохи Галилея, Декарта и Ньютона, настолько же едва ли не следует признать характеристической чертой второй половины того же века приемы сравнительно – социологические и исторически-эволюционные» (Лавров П.Л. (Арнольди С.С.) Задачи понимания истории. Проект введения в изучение эволюции человеческой мысли. М.,1895. С.XI). Конечно надо учитывать, что начало перестройки ментальности в русло культурологической парадигмы шло болезненно, оно продолжается и сейчас.
Его понимание философии как носительницы смысла прекрасно и уникально, как нельзя актуально для нашего времени «постмодерна». Для него философия есть некое целостное образование, которое объединяет смыслы человеческой культуры. Вот что он писал: «.. каждый имеет свою философию, но, рассматривая вместе ряд замечательнейших личностей данного периода, мы улавливаем характеристические черты, отличающие стремления эпохи, дающие ей образ и позволяющие нам оживить её в её особенностях в нашем воображении. Религиозный элемент указывает связь мысли дан¬ной эпохи с минувшим; научный элемент измеряет силу этой мысли; эстетический – её привлекательность; философский элемент составляет её жизнь.
Из этих четырех элементов строится человеческая мысль, из их развития состоит и история мысли. Традиция предъявляет свои требования; наука и знание завоевывают новые области; искусство украшает путь своими нестареющими, бессмертными созданиями; философия организует воспоминания минувшего, заботы настоящего и стремления в будущему в одно целое» (Лавров П.Л. Собрание сочинений. IV серия. Вып.1 Пг.,1918. С.37)

Интересна точка зрения Лаврова: «Философское доказательство – это доказательство единства в человеке теоретической и практической деятельности, т.е. доказательство единства личности» (Энциклопедический словарь. Т.V. Спб., 1862. С.7)
Философия есть везде. На вопрос : что такое философия, П.Л. Лавров отвечает следующим образом: «Философия в знании есть построение всех сведений в стройную систему, понимание всего сущего как единого, единство в понимании. Философия в творчестве есть внесение понимания мира и жизни в творческую деятельность, воплощение понятого единства всего сущего в образ, в стройную форму, единство мысли и формы. Философия в жизни есть осмысление ежедневной деятельности, всякое понимание всего сущего как единого в нашу деятельность, воплощение понятого единства всего сущего в практический идеал, единство мысли и действия. Довольно сблизить эти выражения, чтобы в них прочесть отдельные термины одного понятия, отдельные признаки одной деятельности.
Философия есть понимание всего сущего как единого и воплощение этого понимания в художественный образ и в нравственное действие. Она есть процесс отождествления мысли, образа и действия» (Лавров П.Л. Философия и социология. Избранные произведения в 2-х томах. М., 1965. Т.1. С.571).

2. ЛАВРОВ И ДЕЛЁЗ

Невольно возникает мысль, уже не получилось ли так, что современные француз¬ские философы Ж. Делез (1925-1995) и Ф. Гваттари (1930-1992) тайком «оприходовали» па¬рижский архив Петра Лаврова? В их последней работе «Что такое философия?» (1991), мы читаем следующее: «..у Хаоса есть три дочери, от каждого из пересекающихся его планов - это Хаоиды: искусство, наука и философия как формы мысли или творчества, Хаоидными называются реальности, образующиеся в планах, которые пересекают хаос. Стыком (но не единством) этих трех планов является мозг» (Делез Ж., Гваттари Ф. Что такое философия? СПб. С.266). И далее: «Философия, искусство и наука- это не ментальные объекты мозга-объекта, но три аспекта, в которых мозг становится субъетом Мыслью - мозгом; это три плана, три плоти, на которых он ныряет в пучину хаоса, чтобы победить её» (Делез Ж., Гваттари Ф. Что такое философия? СПб., С.268). «Хаос» – это есть первозданный «мозг», естество сознания, которое еще не подверглось кодировке ментальными формами: «Мысль в своих главных формах - искусстве, науке и философии – характеризуется одним и тем же: противостоянием хаосу, начертанием плана на хаос. Но философия стремится сохранить бесконечность, придавая ей консистенцию, - она чертит план имманенции, который увлекает в бесконечность* со¬бытия или консистентные концепты под воздействием концептуальных персонажей. Напротив, наука отказывается от бесконечности, чтобы завоевать референцию, - она чертит лишь план индефинитных координат, которым в каждом конкретном случае определяются состояния вещей, функции или референциальные пропозиции под воздействием частичных наблюдателей. Искусство стремится создать такое конечное, которое вновь дает бесконечность, - оно чертит план композиции, который сам несет в себе памятники или составные ощущения под воздействием эстетических фигур» (Делез Ж., Гваттари Ф. Что такое философия? М.-Спб. 1998. С.253).
И далее: «Три вида мысли пересекаются, переплетаются, но без всякого синтеза или взаимоотождествления. Философия вызывает события с помощью концептов, искусство воздвигает памятники с помощью ощущений, наука конструирует состояния вещей с помощью функций. Между этими планами может образоваться плотная ткань соответствий. Но в этой сети имеются и высшие точки, в которых ощущение само становится ощущением концепта или функции,* концепт – концептом функции или ощущения, функция- функцией ощущения или концепта» (Делез Ж., Гваттари Ф. Что такое философия? М.-Спб. 1998. С.254-255)
Нет необходимости рассматривать как понимали вышеуказанные авторы специфику ментальных форм (форм кодировки), ибо их анализ специфики частных форм ментальности – философии, религии, науки и искусства мало чем принципиально отличается от анализа специфики ментальных форм, данных П. Л. Лавровым еще в 1860 году, и которая была развита далее в его последующих работах.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Рекомендуем прочитать