Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: Философия Ландшафта. Из введения..

Философия Ландшафта. Из введения.. 11 Март 2016 22:47 #1

  • декарт
  • декарт аватар
  • Не в сети
  • Новый участник
  • Сообщений: 9
  • Репутация: 0
ГОРЯЙНОВ. ФИЛОСОФИЯ КАК КРИТИКА: ДЕКОНСТРУКТИВНОЕ МЫШЛЕНИЕ.

Культурно-историческая практика философии – это критика. Философии – это культурно-социальная практика по критике современной ей культуры. На базе этой критики новые концептуальные схемы, которые инициируют новые формы мышления, новые картины мира и новые образы жизни. Но философия не тотальная критика стороннего наблюдателя, а, как подчеркивал Ю. Хабермас, тип культурно-социального действия.
Философия – это интеллектуальный террор. Путем этого интеллектуального террора достигается врачевание культуры: очищение наносов, прояснение смысловых ос¬нов культуры, лечение злокачественных опухолей её. Философ является врачом куль¬туры. Философ взрывает устоявшиеся системы ментальности, обществ и типов деятельности, выпуская в мир «красные бригады» философских концептов. Философ – это шахид культуры, это гений-мудрец, изгой-революционер и чудак-изобретатель.
Неудивительно, что после того как произошел процесс модернизации, от такого типа людей общество избавляется. Но обычно этого не происходит, ибо они - пророки-провидцы умирают значительно раньше, а потому их просто стилизуют, делают из них «идолов», прикрывая их именами свои неблаговидные дела.
Методом интеллектуального террора является деконструкция. Под деконструкцией я понимаю метод обличения наличности и вскрытия его ложности. Одним из первых деконструктивистов в XIX веке был К. Маркс с его концепцией ложного сознания. Действительно, обращение к экономической подоплеке всех идеологических конструкций, вскрытие «истинности» - один из самых радикальных методов деконструкции. Начало XX века ознаменовано появлением другого метода деконструкции – это обращение к психиофизиологии сознания. Первым этот метод применил З. Фрейд. Более традиционны эпистемологические методы деконструкции, которые состоят либо в вскрытии противоречивости высказываний и явлений, либо в несоответствии их реальности путем фальсификации.

1. ПАРАДОКСАЛЬНАЯ ФИЛОСОФСКАЯ МЫСЛЬ

Мысль – есть суть процесса модернизации, размышление – суть философии. Мыслить – означает философствовать. Философия, как органон мысли, как технология модернизации, всегда выступала против здравого смысла, против традиции. Потому постановка парадоксальных вопросов, особенно со времени Парменида и Зенона, является одной из функций философии. Парадокс разрушает традицию, тренировка в парадоксальных размышлениях формирует ментальность модернизационного типа. Это особенно заметно, к при¬меру, у представителей мегарской школы, когда в эллинистический период философия и воспринималась в большей степени как игра ума.
К сожалению, эта функция философии часто губительно сказывается на её языке и смысловом содержании философии, которая обычным людям часто непонятна, ибо отрывается от реальностей их жизни. С одной стороны, это полезно, ибо путем «отрыва» формируются новые области понимания, новые перспективы мысли, - а именно в этом состоит суть философии как технологии модернизации. Но, во всем должна быть мера, ибо излишняя гипертрофированность языка и смыслов приводит к прямом противоположному результату, - непонятный язык и смысловая сумбурность философствования не будит у людей мысль, не открывает им новые горизонты реальности, а, наоборот, закрывает все горизонты, приводит саму философию к отрыву от действительности, философия сводится к внутрицеховым словопрениям «посвященных», а культурная функция философии как технологии модернизации не выполняется.
Когда «инновационная болезнь» приобретает уродливые формы, то становятся истинными слова наиболее серьезного французского философа XVIII в. - «Века философии» - Э.Б. Кондильяка: «Таков, в общем, характер философских школ: стремящиеся к исключительному господству, они редко ищут истину, больше всего хотят быть оригинальными. Они рассматривают пустые вопросы, выдают свои грезы за истолкования природы. Наконец, занятые тем, чтобы нанести друг другу вред, а себе создать новых приверженцев, школы используют для этого всякие средства и все приносят в жертву взглядам, которые хотят распространять» (Кондильяк Э.Б Сочинения: в 3-х т. Т.3. М.: Мысль, 1983.с.231)
Философ создает фикции (Г. Файхингер) – концептуальные замыслы, которые создают лишь предпосылки для зарождения каких-либо религиозных систем, художественных творений, научных теорий, но сами таковыми не являются. Удивителен факт, что, к примеру, совершенно ненаучная концепция С. Киркегора привела Н. Бора к его квантовой теории и к принципу дополнительности, т.е. как та или иная философская концепция порождает разнообразнейшие символические формы в менталитете. Суть философской концепции не в ее истинности или соответствии реальности, а в том, что она образует энергетические потенциалы, порождающие религии, творения искусства и научные теории, которые отвечают тем или иным потребностям человеческой культуры
Это абсурдное образование ментальности – оно конструирует абсурды, которые своими импульсами взрывают устоявшиеся ментальные структуры, вызывая в ней инновационные процессы.
Философ творец абсурда, парадоксально, но именно само существование человека является абсурдом в этом мире. Самое главное, люди склонны прислушиваться к абсурд¬ному, ибо абсурд – это уход от каких-то заданных схем, сулящий какие-то новые пути. Человек и произошел от обезьяны благодаря абсурдным решениям, которые не соответствовали заданным обезьяне генетическим программам видения мира и по¬ведения. Р. Карнап был абсолютно прав объявив, что философские предложения не поддаются верификации, имеют квазисинтаксический характер. И это действительно так, но эти предложения, как сам он подчеркивает не являются и «неподлинными», они, следовательно имеют какой-то иной характер – этот характер со¬стоит в том, что они создают и инициируют «возможные миры», возможные концептуальные направления Мысли.
Как пишет И.Т. Касавин: «…заблуждение – продукт высокоорганизованного мышления» (Заблуждающийся разум?: Многообразие вненаучного знания. М. 1990. С.7)
Именно роль философии состоит в том, чтобы дать набор абсурдных с точки зрения обыденного мировоззрения решений. В этом состоит роль философии в создании науки, в создании, как ни странно, научных предложений и высказываний. Правильно подчеркивает один их лидеров современной русской философии В.С. Степин: «Как правило, в фундаментальных областях исследования развитая наука имеет дело с объектами, еще не освоенными ни в производстве, ни в обыденном опыте (иногда практическое освоение таких объектов осуществляется даже не в ту историческую эпоху, в которую они были открыты). Для обыденного здравого смысла эти объекты могут быть непривычными и непонятными. Знания о них и методы получения таких знаний могут существенно не совпадать с нормативами и представлениями о мире обыденного по¬знания соответствующей исторической эпохи. Поэтому научные картины мира (схема объекта), а также идеалы и нормативные структуры науки (схема метода) не только в период их формирования, но и в последующие периоды перестройки нуждаются в своеобразной стыковке с господствующим мировоззрением той или иной исторической эпохи, с категориями ее культуры. Такую «стыковку» обеспечивают философские основания науки. В их состав наряду с обосновывающими постулатами входят также идеи и принципы, которые обеспечивают эвристику поиска. Эти принципы обычно целенаправляют перестройку нормативных структур науки и картин реальности, а затем применяются для обоснования полученных результатов – новых онтологий и новых представлений о методе» (Степин В.С. Теретическое знание. М. 2000. С.260-261). Да¬лее он пишет: «Если в культуре не сложилась категориальная система, соответствующая новому типу объектов, то последние будут восприниматься через неадекватную сетку категорий, что не позволит науке раскрыть их существенные характеристики. Адекватная объекту категориальная структура должна быть выработана заранее, как предпосылка и условие познания и понимания новых типов объектов. Но тогда возникает вопрос: как она формируется и появляется в науке? Ведь прошлая научная традиция может не содержать категориальную матрицу, обеспечивающую исследование принципиально новых (по сравнению с уже познанными) предметов. Что же касается категориального аппарата обыденного мышления, то, поскольку он складывается под непосредственным влиянием предметной среды, уже созданной человеком, он часто оказывается недостаточным для целей научного познания, так как изучаемые наукой объекты могут радикально отличаться от фрагментов освоенного в производстве и обыденном опыте предметного мира.
Задача выработки категориальных структур, обеспечивающих выход за рамки традиционных способов понимания и осмысления объектов, во многом решается благодаря философскому по¬знанию.*
Философия способна генерировать категориальные матрицы, необходимые для научного исследования, до того как последнее начинает осваивать соответствующие типы объектов. Развивая свои категории, философия тем самым готовит для естество¬знания и социальных наук своеобразную предварительную программу их будущего понятийного аппарата» (Степин В.С. Теоретическое знание. М.; 2000. С.263-264)
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Рекомендуем прочитать