ВЬЯВАХАРИКА-ПАРАМАРТХИКА

ВЬЯВАХАРИКА-ПАРАМАРТХИКА (санскр. vyavahārika-paramārthika – практическое и высшесмысловое) – важнейшая парадигма индийской философии, демаркация эмпирически-условного и сущностно-безусловного, маркирующая различные уровни познания и одновременно степени соответствующей им реальности.

Парадигма вьявахарика-парамартхика, выявившаяся уже в шраманский период (см. Пакудха Каччана), присуща в той или иной мере почти всем индийским направлениям и школам. Различение типа вьявахарика-парамартхика можно определить как философию компромисса – между «высшей истиной», доступной очень немногим, и «практическими истинами», по которым живут все остальные и отрицать которые было бы весьма неосторожно для тех, кто претендует на апелляцию к ценностям «обычных людей». В наибольшей мере потребность в подобном компромиссе ощущалась строгими монистами, которые, с одной стороны, должны были «вчитывать» свою доктрину в не совсем соответствовавшие ей авторитетные тексты, с другой, – настаивая на картине мира как в конечном счете лишь иллюзорной манифестации Абсолюта («единого без другого») в мире становления, множественности и обычной религиозной практики (априорно требовавшей различения «я» и «ты»), правомерно считали такого рода картину мира трудновоспринимаемой для рядовых адептов, которых они не считали нужным терять. В то же время концепция вьявахарика-парамартхика отражает интуиции в видении многомерности реальности и попытки разграничить реальности «практическую» и «метафизическую». Поскольку отстаивать первую можно лишь сопоставляя ее с реальностью безусловно «фантомной» (прежде всего в виде конструкций мысли, не соответствующих реальному референту), к вьявахарике и парамартхике со временем достраивался третий, «нулевой» уровень истины и реальности (типа рогов зайца, небесного цветка, сына бесплодной женщины и т.д.). Эти концепции получили различные акцентировки в трех философских системах – вначале в мадхьямике и йогачаре, а затем в заимствовавшей эти буддийские дифференциации адвайта-веданте.

Хотя во всех этих системах совмещаются гносеологические и онтологические акцентировки вьявахарики и парамартхики, в мадхьямике решительно преобладают первые. Вьявахарика и парамартхика (первая обозначается как saṃvṛti, букв. – завертывание) именуются здесь satya – «истины». Нагурджуна и его последователи (прежде всего Чандракирти и Бхававивека) подчеркивают непреложность двух «истин» (Мулямадхьмака-карика XXIV. 9 и сл.) в целях «оправдания» основоположений буддизма – таких, как четыре благородные истины, теория дхарм, пратитья-самутпада – в контексте учения об Абсолюте как Пустоте (шунья-вада), а также обоснования отсутствия противоречия между сотериологией и ноуменальным тождеством сансары и нирваны. Йогачары, напротив, оставляют большее пространство для онтологического различения трех «природ» (свабхава) или «характеристик» (лакшана). В «Самдхинирмочана-сутре», «Махаянасанграхе» Асанги и в специальном стихотворном трактате Васубандху «Трисвабхаванирдеша» различаются три уровня реальности сознания-бытия: 1) «воображаемый» (parikalpita); 2) «зависимый» (paratantra) и 3) «совершенный» (patinispanna). В первом случае речь идет о несущем (мир объектов и все понятийные оппозиции), во втором – о сущем не так, как оно является, в третьем – о сущем в абсолютном смысле. Если ведантист Гаудалада значительно ближе к мадхьямикам, то Мандана Мишра – к йогачарам. Последний вводит и четвертую реальность – самого Незнания, обусловливающего мир эмпирических объектов, которое не может располагаться на том же ярусе, что и они. Последователем Гаудапады в разработке темы вьявахарика-парамартхика можно считать Шанкару, Мандана Мишры – Падмападу.

В.К.Шохин

 

Рекомендуем прочитать