ВЕДЫ

ВЕДЫ (санскр. veda – знание) – обозначение сакральной и начальной текстовой традиции индийской культуры, включающей: 1) собрание священных гимнов, жреческих и магических формул (мантры); 2) экзегетические тексты Брахман («истолкование brahman’a» – значения обрядовых действий, а также сопровождающих их мантр); Араньяк («лесные книги», предназначенные для дополнительного и «тайного» истолкования ритуала); Упанишад – эзотерическая интерпретация реалий предыдущих текстов в контексте посвящения адепта в мистерию «сокровенного знания»; 3) руководства для работы жреческих школ со священным языком и обрядом в виде дисциплин, именуемых веданги («части Вед»), – фонетика, грамматика, этимология, просодия, ритуаловедение и астрономия. Преимущественно Веды понимаются в значении (2): указанные руководства и связанные с ними шраута-, грихья- и дхармасутры относятся к разряду текстов smṛti (букв. память или предание), тогда как Самхиты, Брахманы, Араньяки и Упанишады – к наиболее авторитетной и священной группе śruti (услышанное).

Тексты Вед складывались длительно и постепенно, их изустная трансляция в различных местностях разными кланами поэтов-жрецов, а затем жреческими «школами» (śākha) и «подшколами» (caraṇa) заняла не одну историческую эпоху. Основной вектор трансляции ведийских текстов – поэтапная кодификация названными «школами» и «подшколами» текстов священных гимнов и формул, на завершающей стадии которой к ним подключались указанные классы экзегетических памятников. Самыми древними собраниями гимнов и священных формул были Ригведа – «Веда гимнов» (дошла до нас в одной редакции) и Атхарва-веда – «Веда заговоров» (в двух редакциях). Позднее сформировались собрания Самаведы – «Веда напевов» (преимущественно приспособленные к особой рецитации гимны Ригведы) и Яджурведа – «Веда формул жертвоприношения» в двух основных версиях: Черная Яджурведа (четыре основные редакции) содержит, наряду с названными формулами, также и истолкования; Белая Яджурведа (две редакции) – только формулы. С Ригведой соотносятся тексты Брахман, Араньяк и Упанишад под названием «Айтарея» и «Каушитаки»; с Самаведой – «Панчавинша-» и «Джайминия-брахмана», «Араньяка-самхита» и «Джайминия-упанишад-брахмана-араньяка», «Чхандогья-» и «Кена-упанишада»; с Черной Яджурведой – Брахманы, Араньяки и Упанишады «Катха» и «Тайттирия», также «Шветашватара-», «Майтри-» и «Маханараяна-упанишада»; с Белой Яджурведой – Брахмана и Араньяка «Шатапатха» и «Брихадараньяка-» и «Иша-упанишада»; с Атхарваведой (которая получила статус Веды позднее, чем предыдущие) – «Гопатха-брахмана», а также «Мундака-», «Прашна-», «Мандукья-упанишада» и множество поздних произведений жанра Упанишад. В ряде случаев Упанишады действительно входят в состав Араньяк соответствующей Веды, как те – в состав соответствующих Брахман, в других – связь между этими текстами в рамках каждой Веды обоснована единством предания соответствующих жреческих школ, а иногда (как в случае с Упанишадами Атхарва-веды) является изобретением позднейших кодификаторов. Датировка памятников, входящих в корпус Вед, за отсутствием внешних источников, крайне осложнена. Признанным считается, что: 1) собрание гимнов Ригведы было кодифицировано приблизительно к началу 1-го тыс. до н.э.; 2) Самаведа, Яджурведа и Атхарваведа, а также Брахманы (за исключением «Гопатхи») и Араньяки были более или менее поэтапно кодифицированы в течение 1-й пол. 1-го тыс. до н.э.; 3) Упанишады «Брихадараньяка», «Чхандогья», «Айтарея», «Каушитаки», «Тайттирия», а также, возможно, «Иша» и «Кена» были оформлены до 5 в. до н.э. – периода деятельности шраманских учителей и проповеди Будды.

Мыслительный материал Вед, еще не обнаруживающий собственно теоретической рефлексии над мировоззренческими проблемами и понятиями, которые составляют признаки философии (подробнее см. Индийская философия), тем не менее содержит «среду» генерации самих этих проблем и понятий, которые стали в будущем предметом работы индийских философов. В космогонических гимнах Ригведы (преимущественно более поздних I и X книг-мандал) ставятся вопросы о происхождении мира из «сущего» и «не-сущего» (сат – асат), об исходном «материале» космоса и о демиурге, ответственном за его формирование, о Речи как созидательном начале мироздания, о соотношении Единого и множественности его манифестаций (1.164; Х.71–72, 81–82, 90, 121, 129, 190 и др.). В Атхарваведе рассматриваются помимо названного структура микрокосма, идея космической опоры (скамбха), дыхание как микро- и макрокосмическая сила (прана), желание как космическое начало и «семя мысли» (кама), время как движущее начало сущего (кала) и Священное Слово (Брахман) (IX.2, Х.2, 7–8; XI.4, 8; XIX.52–54 и др.). В Брахманах, экзегеза которых построена на очень замысловатых корреляциях элементов жертвоприношения, человека и мироздания, выявляются помимо названного соотносительные приоритеты слова и мысли, первоначало мира – в виде как натуральных феноменов, так и мысли, выясняется, что лежит у истоков мироздания – сущее или не-сущее; здесь же начало знаменитой идентификации ядра микрокосма с мировым первоначалом – Атмана=Брахмана (Шатапатха-брахмана 1.4.5.8–11; VI.1.1.1; Х.5.3.1–2, 6.3.1–2; XI.1.6.1 и др.). В Араньяках четко прочерчиваются корреляции органов человека, соответствующих способностей и феноменов природного мира, представление об Атмане как достигающем все большей «чистоты» сообразно с иерархией живых существ (Айтарея-араньяка II.3.1–2; 11.4.1 и др.). Наконец, в «добуддийских» Упанишадах – древнейшей редакции индийского гносиса – в многообразных контекстах рассматриваются Атман, Брахман и Пуруша как жизнеобразующие начала мира и индивида, пять жизненных дыханий-пран, состояния сознания в бодрствовании, сне и глубоком сне, способности чувств и действий (индрии), ум-манас и распознавание-виджняна (Брихадараньяка 1.3.1; III.7.16–23 и др.) и делаются наблюдения в связи с механизмом познавательного процесса (Брихадараньяка П.4.7–9; IV.5.8–9). Знаменитые «великие речения» Упанишад «Я есмь Брахман» (Брихадараньяка 1.4.10); «Тот Атман есть, поистине, Брахман» (Брихадараньяка IV.4.5); «То еси ты» (Чхандогья VI.8–16) предназначались, по всей вероятности, для медитативной интериоризации адептом эзотерических жреческих школ переданной ему тайной истины, тогда как формула «Кто, поистине, знает того высшего Брахмана, [сам] становится Брахманом» (ср. Мундака I1I.2.9) означала «программу» инициации в мистерию тайнознания. Атман=Брахман – непостижимое единство, поскольку «нельзя познать познающего», которое определяется поэтому через отрицания: «не то, не то...» (Брихадараньяка 11.3.6). В Упанишадах впервые формулируется т.н. закон кармы, устанавливающий причинные отношения между поведением и знанием человека в настоящем и его реинкарнацией в будущем (там же, VI.2.16; III.2.14; IV.4.5 и др.), а также учение о сансаре – круге перевоплощений индивида в результате действия «закона кармы» (Чхандогья V.10,7; Каушитаки I.2 и др.) и об освобождении знающего в результате искоренения аффектированного сознания из круга сансары (мокша) (ср. Тайттирия 11.9 и др.). «Послебуддийские» Упанишады отражают мировоззрение санкхьи, йоги и буддизма, поздние «ведантийские» – веданты.


Литература:

1.  Ригведа. Избр. гимны, пер., комм. и вступит. ст. Т.Я.Елизаренковой. М., 1972;

2.  Ригведа. Мандалы I–IV, изд. подготовила Т.Я.Елизаренкова. М., 1989;

3.  Ригведа. Мандалы V–VIII, изд. подготовила Т.Я.Елизаренкова. M., 1995;

4.  Атхарваведа. Избранное, пер., комм., вступит. ст. Т.Я.Елизаренковой. М., 1976;

5.  Брихадараньяка-упанишада, пер., предисл. и комм. А.Я.Сыркина. М., 1964;

6.  Чхандогья-упанишада, пер., предисл. и комм. А.Я.Сыркина. М., 1965;

7.  Упанишады, пер., предисл. и комм. А.Я.Сыркина. М., 1967;

8.  Сыркин А.Я. Некоторые проблемы изучения упанишад. М., 1971;

9.  Эрман В.Г. Очерк истории ведийской литературы. М., 1980;

10.  Семеннов В.С. Проблемы интерпретации брахманической прозы. Ритуальный символизм. М., 1981.

В.К.Шохин

 

 

Рекомендуем прочитать