ВАН ЧУН


ВАН ЧУН (Ван Чжунжэнь) [27, уезд Шанъюй области Куайцзи (Гуйцзи; современная провинция Чжэцзян) – около 97–107] – китайский философ-энциклопедист, с материалистической и рационально-критической позиций осмысливший основные достижения предшествующей философской мысли разных направлений. Родился в незнатной и бедной семье, учился в столичной Высшей школе (Тайсюэ) в Лояне и у Бань Бяо. Был мелким чиновником, несколько раз уходил в отставку. Умер в нищете. Единственное сохранившееся сочинение Ван Чуна – «Лунь хэн» («Взвешивание рассуждений») – построено на сопоставлении («взвешивании») конкурирующих философских взглядов.

Основное значение Ван Чуна в истории китайской философии состоит не столько в создании оригинального учения, сколько в выработке стиля философствования, отличающегося духом независимой критики и полемического антиавторитаризма, а также постоянной апелляцией к эмпирическим данным обыденной жизни и естественных наук (особенно астрономии и медицины). В традиционных классификациях Ван Чуна, несмотря на его близость к конфуцианству, обычно относят к «эклектикам» (цза цзя). В его натурфилософии прослеживается влияние даосизма (трактовка миропорядка – «небесного дао» в категориях спонтанной «естественности» – цзы жань и «недеяния» – у вэй) и иньян цзя (универсальный дуализм сил инь ян в духе воззрений, представленных в «Чжоу и»). Этико-социальные взгляды Ван Чуна сложились под воздействием доктрин конфуцианства (идеология строго иерархизированного общества и государства, регулирующего «индивидуальную природу» – сии и чувства людей с помощью этико-ритуальной «благопристойности» –  ли и «музыки» – юэ) и легизма (признание законов – фа в качестве необходимого дополнения к «благопристойности» и отказ от принципа абсолютного приоритета «древности» перед современностью). Непосредственными предшественниками Ван Чуна, на идеи которых он опирался, были Ян Сюн (1 в. до н.э. – 1 в. н.э.) и Хуань Тань (1 в. н.э.), а главными объектами критики – школа Дун Чжуншу и оракуло-апокрифические сочинения (чэнь вэй). В полемике с их телеологической концепцией волевой деятельности Неба (тянь) и возможности обратного воздействия человека на ход природных процессов Ван Чун утверждал идею спонтанности естественного порядка вещей, что привело его к признанию полной детерминированности человеческого существования чисто природными факторами. Судьбу он трактовал как врожденно «предопределенную» неизбежность, отделяя от нее понятие этического воздаяния (счастьем за добро и несчастьем за зло). Небо в онтологическом плане Ван Чун определял как бестелесное скопление газообразной «пневмы» (ци), а в космологическом плане – как «тело (ти), не являющееся пневмой» (в духовном смысле), что соответствовало астрономическим представлениям о «крышкообразном небе» (гай тянь) – твердой полусфере. Единство мира, по Ван Чуну, обусловлено универсальной динамичной субстанцией – «изначальной пневмой», которая представляет собой «эссенциальную утонченность Неба и Земли» и лежит в основе самозарождения всех материальных и духовных явлений, различающихся степенью ее чистоты и густоты. Жизнь и психика присущи эссенциальному состоянию самой «пневмы». Эта концепция в наиболее развитой форме выражает представления и конфуцианцев («Мэн-цзы»), и даосов («Чжуан-цзы») об универсальном характере «пневмы». Для опровержения религиозных представлений о духах и достижении бессмертия Ван Чун использовал аналогию между сгущением и рассеянием пневмообразований (вещей и людей) и превращением в лед и таянием воды, ставшую популярной в китайской философии. В человеке «пневма» воплощается как несущая в себе неизменное предопределение «индивидуальная природа». Ван Чун синтезировал взгляды предшествующих конфуцианцев (Мэн-цзы, Сюнь-цзы и Ян Сюна) на «природу» человека, считая ее «доброй» (шань) у людей «выше среднего» уровня интеллектуальных и моральных качеств, «злой» у людей «ниже среднего», доброй и злой у «средних» людей, но отрицал, что «врожденное знание» является фактором, определяющим различие типов людей. Психические способности человека коренятся в его кровеносной системе и определяются материальными условиями среды. Следуя концепции всеобщих трансформаций «Чжоу и», Ван Чун трактовал историю человеческого общества как циклическую смену господства «культуры» (вэнь) и смуты, не зависящую от качеств правителя. Малопопулярный в традиционной науке, Ван Чун был высоко оценен в Китае 20 в. как последовательный материалист и критик традиционных ценностей.

 


Сочинения:

1.  Лунь хэн (комментарий Лю Паньсуя). Пекин, 1957;

2.  в рус. пер. –  [О небе, земле и естественности. О человеке и судьбе. О знании). – В кн.: Антология мировой философии, т. 1, ч. 1. М., 1969;

3.  Лунь хэн (главы из кн. 1, 2, 3, 11, 17, 18, 20, 26). – В кн.: Древнекитайская философия. Эпоха Хань. М., 1990;

4.  Lun Heng. Tr. by Α.Forke, v. 1–2. N.Y., 1962.


Литература:

1.  Петров А.А. Ван Чун – древнекитайский материалист и просветитель. М., 1961;

2.  Кривцов В.А. Эстетические взгляды Ван Чуна – В кн.: Из истории эстетической мысли древности и средневековья. М.. 1961;

3.  Pokora T. The Necessity of a More Thorough. Study of Philosopher Wang Ch’ung and His Predecessors. – «Archiv Orientalni», 1962, v. 30.

А.И.Кобзев

Рекомендуем прочитать