УТЕШЕНИЕ ФИЛОСОФИЕЙ

«УТЕШЕНИЕ ФИЛОСОФИЕЙ» (Consolatio philosophiae) в пяти книгах – сочинение Боэция. Написано в характерной для латинской литературы форме сатуры: философские размышления, где риторически украшенная проза чередуется со стихами. Достоинством сатуры считалось приятное разнообразие, и Боэций виртуозно меняет от книги к книге литературный слог, а стихотворных размеров употребляет более двадцати. Жанр «утешений» сложился задолго до Боэция и в свою очередь восходит к жанру протрептика – побуждения, или приглашения, к занятиям философией (первый протрептик – не дошедший до нас – сочинил Аристотель; в подражание ему написаны цицероновский диалог «Гортензий», протрептики Ямвлиха и Климента Александрийского). Цицерон и Сенека писали «утешения», как правило обращенные к родным или друзьям, потерявшим близких, и предлагающие им утешиться посредством философии (античная философия платонического или стоического толка – это «упражнение к смерти», наука праведной жизни и спасения души). «Утешение философией» Боэция написано в тюрьме, в ожидании казни. Явление в темницу к узнику Философии в виде прекрасной дамы в первой книге – развернутая аллегория. Отчаявшийся узник рассказывает Философии о своей жизни и постигшем его роковом несчастье. Вторая книга – речь Философии о Фортуне, о превратностях человеческого счастья и судьбы; манера изложения, терминология и аргументация здесь в наибольшей степени напоминают Цицерона и Сенеку. Третья книга излагает платоновскую доктрину о благе: выше счастья, состоящего в славе, здоровье, богатстве и удовольствиях, – блаженство, достигаемое посредством добродетели и разума, а вершина, цель и источник блаженства, а также бытия всего мира – единое и простое высшее Благо, которое есть Бог. Под заметным влиянием платонизма написана и четвертая книга – о том, каким образом возможно зло в мире, сотворенном и управляемом высшим Благом. Пятая книга посвящена проблеме судьбы, свободы воли и Провидения.

В отличие от богословских трактатов и комментариев Боэция «Утешение философией» никогда не комментировалось – это «художественная литература», как ее понимали Античность и Средневековье, доставляющая эстетическое наслаждение – прежде всего красотой и глубиной аргументации. Его очень рано начали переводить – не только ученые, но поэты и коронованные особы (Ноткер Заика, британский король Альфред, Максим Плануд, Альберт Флорентийский, Дж.Чосер, английская королева Елизавета).


Литература:

1. Reichenberger К. Untersuchungen zur literarischen Stellung der «Consolatio philosophiae». Köln, 1954.

См. также лит. к статье Боэций.

Т.Ю.Бородай

Рекомендуем прочитать