ТРАНСЦЕНДЕНТАЛИИ

ТРАНСЦЕНДЕНТАЛИИ (nornina transcendentia, passiones convertibiles, passiones disiunctae) – выходящие за пределы десяти аристотелевских категорий как высших родов бытия наиболее общие характеристики всякого сущего. Учение о трансценденталиях сложилось в Средние века и играло определенную роль вплоть до 18 в. У его истоков стоят Филипп Канцлер, Роланд из Кремоны, Александр Гэльский и Альберт Великий, опиравшиеся в свою очередь на Аристотеля (тезисы о тождестве сущего и единого, определение единого как неделимого, представление о благе как о том, что находится во всех категориях, утверждение такой же многозначности блага как и сущего), Авиценну (понятия вещи и нечто) и Дионисия Ареопагита (учение о благе и сущем).

Филипп Канцлер исследовал три общих состояния сущего: истинное, благое и единое; все они являются «самыми общими» и взаимозаменимыми (convertibilis). Если Аристотель через отрицание определил единое, то Филипп совершил подобную операцию и в отношении остального «самого общего»: единое есть отрицание неделимости, истинное есть отрицание неделимости с точки зрения бытия и того, что существует, благое же есть отрицание делимости с точки зрения акта и потенции. Роланд из Кремоны дополнил эти три классические характеристики еще двумя: вещью и нечто, назвав их «transcendentes». Александр Гэльский назвал равнозначные с сущим свойства «intentiones» или «determinationes entis». Альберт Великий утверждал, что только сущее как сущее есть собственный предмет первой философии, поскольку она имеет дело с «prima» и «transcendentia».

Классическая интерпретация трансценденталий принадлежит Фоме Аквинскому, выделявшему шесть трансценденталий (nomina transcentia). К понятию сущего как началу некоторые понятия прибавляются не как субстанции, а как универсальные модусы, сопровождающие всякое сущее. Эти модусы можно рассматривать как сопровождающие всякое сущее как таковое и как сопровождающие одно сущее в его отношении к другому сущему; оба этих способа рассмотрения в свою очередь можно исследовать утвердительно или отрицательно. Тем самым Фома приходит к понятию вещи (некое сущее без его отношения к другому сущему), единого (неделимости), нечто (отделенность одного сущего от другого), блага (схождение сущего с желанием) и истины (схождение сущего с интеллектом). Все трансценденталии выходят за границы категорий и являются сопротяженными с сущим характеристиками; в дальнейшем они получили название passiones convertibiles. Среди трансценденталий Фома устанавливает следующий порядок: сущее, единое, истинное, благое. Если благое и истинное рассматриваются сами по себе, то благое следует за истинным, если же истинное и благое рассматриваются с точки зрения того, чему они сообщают совершенство, то, наоборот, истинное следует за благим. О благе говорят в отношении к целевой причине, об истине – в отношении к причине формальной. Сущее и благо являются сопротяженными, эквивалентными, что справедливо и для истины и сущего. Хотя Фома неоднократно перечислял и обсуждал все шесть понятий, сама терминология устоялась благодаря сочинению Псевдо-Фомы «De natura generis»; освященные авторитетом Фомы, эти трансценденталии стали всеобщим достоянием схоластической метафизики.

Дальнейшее развитие учение о трансценденталиях нашло у Дунса Скота, особое внимание уделявшего отношениям (см. Трансцендентальное отношение). Помимо простых трансценденталии им вводятся разделительные трансцендентальные атрибуты (passiones disiunctae), которые разбиваются на пары; каждая пара равнозначна сущему, так же как и простая трансценденталия, в отдельности же член пары сущему не равнозначен. К их числу относятся необходимое–возможное, конечное–бесконечное, простое–составное, акт–потенция, единое–множественное, причина–причиняемое, субстанция–акциденция, первичное–вторичное и др.; центральное же положение занимает бесконечность. Для Дунса, как и для Фомы, трансцендентальные атрибуты означают то, что нельзя определить с помощью какого-либо рода, общего, т.е. над-категориальное. Дунc определяет метафизику, изучающую трансцендентальные атрибуты, «трансцендентной наукой»; тем самым трансценденталии стали превращаться в господствующий предмет метафизики.

Учение о трансценденталиях нашло свое применение и при обсуждении проблем логики в работах Армана де Бовдара, Иоганна Жерсона, Петра Татаретуса, Франциска Майрона; последний посвятил проблеме трансценденталии специальный трактат «Tractatus De Transcendentibus». Трактат «De Trans-cendentibus» написал и Крисмус Явеллус; в нем он придерживается шести известных трансценденталии. Основополагающее значение играют трансценденталии в работах Мейстера Экхарта. Сущее или бытие, единое, истинное, благое Мейстер Экхарт считал свойственными только Богу; на основе учения о трансценденталиях он пытался философски прояснить Божественную Троицу. В отличие от средневековых мыслителей, следовавших в определении трансцендентального единства за Аристотелем, Мейстер Экхарт определяет его как отрицание отрицания. Учение о трансценденталиях неоднократно подвергалось критике, в частности, Лоренцо Валлой и Спинозой. Валла отрицал трансцендентальность известных трансценденталии и признавал ее только за понятием вещи. Спиноза считал трансценденталии наиболее смутными идеями, возникающими в силу переступания того числа образов, которые человек способен образовывать в себе отчетливо; трансценденталии относятся к тому роду познания, который является единственной причиной ложности. Дж.Вико особо подчеркнул сопротяженность истинного и благого и выдвинул примыкающий к учению о трансценденталиях тезис о сопротяженности истины и факта.

Для последующей истории учения о трансценденталиях исключительно важным оказался отказ Суареса от трансцендентальных разделительных атрибутов и сведение всех трансценденталий к трем: единому, истинному и благому. С течением времени эти три трансценденталии стали воспроизводиться чаще, чем шесть трансценденталий, идущих от Фомы (Т.Кампанелла, Р.Гокель и др.). В немецкой протестантской философии учение о трансценденталиях стало превращаться в замкнутую трансцендентальную теорию (И.Шарф, Ф.А.Аэпинус и др.). Как у Дунса и Суареса, трансценденталии являлись в ней преимущественным предметом метафизики, а не логики (И.Г.Альстед, Я.Томазий и др.). Число трансценденталий постоянно увеличивалось; это привело к тому, что весь материал метафизики со временем стал трансцендентальным. В связи с этим возникала проблема упорядочивания трансценденталии, которую решали, напр., Альстед и К.Шайблер. Расширение сферы трансцендентального привело в конце концов к дискредитации учения о трансценденталиях.

Кризис учения о трансценденталиях заметен в метафизике Хр.Вольфа, Хр.Ф.Баумайстера, А Г.Баумгартена. Онтологическая функция трансцендентального, свойственная средневековому учению о трансценденталиях, у них сильно ослаблена; из традиционных трансценденталий под влиянием Суареса сохраняются только истинное, единое и благое; тем самым из центральной темы метафизики трансценденталии превратились в периферийную. В таком виде это учение было воспринято И.Кантом, подвергнувшим его критике. Однако известная тройка трансценденталий, равно как и проблема трансценденталий, сохранилась и в 20 в. (М. Фуко, Б.И.Лонерган и др.).

См. также ст. Трансцендентальное, Трансцендентное, Трансцендентальный метод.


Сочинения:

1. S.Thomae Aquinatis. De veritate. – Idem. Quaestiones disputatae ad fidem optimarum editonum, t. 3. Parisiis, 1884;

2. Валла Лоренцо. Перекапывание всей диалектики вместе с основаниями всеобщей философии. – В кн.: Он же. Об истинном и ложном благе. О свободе воли. М., 1989;

3. Спиноза Б. Этика. СПб., 1993;

4. Суарес Ф. Предисловие к книге «Метафизические рассуждения» и 1 раздел первого рассуждения «О природе первой философии или метафизики». – В кн.: Историко-философский ежегодник 1987. М., 1987;

5. Христиана Бавмейстера Метафизика с латинского. М., 1808;

6. Baumgarten A.G. Metaphysica. Hildesheim, 1963;

7. Кант И. Критика чистого разума. М., 1994.


Литература:

1. Knittermeyer H. Der Terminus transzendental in seiner historischen Entwicklung bis zu Kant. Marburg, 1920;

2. Schulemann G. Die Lehre von den Transcendentalien in der scholastischen Philosophie. Lpz., 1929;

3. Hinske N. Die historischen Vorlagen der Kantischen Transzendentalphilosophie. – Archiv für Begriffsgeschichte, Bd. 12. Bonn, 1968;

4. Idem. Verschiedenheit und Einheit der transzendentalen Philosophie. – Ibid., Bd. 14. Bonn, 1970;

5. Lay R. Passiones entis disiunctae. Ein Beitrag zur Problemgeschichte der Transzendentalienlehre. – Theologie und Philosophie, 1967, N 42;

6. Bärthlein K. Die Transzendentalienlehre der alten Ontologie, 1.Teil: Die Transzendentalienlehre im Corpus Aristotelicam. В.–Ν.Υ., 1972;

7. Idem. Von der «Transzendentalphilosophie der Alten» zu der Kants. – Archiv für Geschichte der Philosophie, 1976; N 58;

8. Albert K. Meister Eckharts These vom Sein. Untersuchungen zur Metaphysik des Opus tripartitum. Saarbrücken, 1976;

9. Wolter A.B. The Transcendentals and their Function in the Metaphysics of Duns Scotus. St. Bonaventure, 1946;

10. Honnefelder L. Scientia transcendens. Die formale Bestimmung der Seiendheit und Realität in der Metaphysik des Mittelalters und der Neuzeit (Duns Scotus – Suárez – Wolff – Kant – Pierce). Hamb., 1990;

11. Heidegger M. Die Kategorien- und Bedeutungslehre des Duns Scotus. – Idem. Gesamtausgabe, Abt. 1, Bd. 1. Fr./M., 1978;

12. Круглов Α. Η. Понятие трансцендентального у И.Канта: предыстория вопроса и проблемы интерпретации. – «ВФ», 1999, № 11.

См. также лит. к ст. Трансцендентальное, Трансцендентное.

А.Н.Круглов

Рекомендуем прочитать