СОЦИОЛОГИЯ ЗНАНИЯ

СОЦИОЛОГИЯ ЗНАНИЯ – лежащие на стыке социологии и философии исследования социальной природы и социальной детерминации различных форм знания, механизмов его порождения, распространения и функционирования в обществе. Для нее характерно расширительное (по сравнению с эпистемологическим) толкование термина «знание»: к знанию относится все, что считается знанием в обществе.

Истоки социологии знания восходят к анализу К.Марксом идеологии. В рамках западного марксизма эта линия была продолжена Г.Лукачем, М.Хокхаймером, Г.Маркузе и др.

Э.Дюркгейм очертил позитивистский вариант социологии знания, который развивался затем в исследованиях природы архаического сознания (М.Мосс, Л.Леви-Брюль и др.). В социологии М.Вебера, опиравшейся на ряд неокантианских постулатов, к социологии знания относятся анализ протестантской хозяйственной этики, ее роли в возникновении капитализма, а также его общие работы по социологии религии. Конституирование социологии знания как особой философско-социологической дисциплины связано с книгами «Формы знания и общество» (1926) М.Шелера и «Идеология и утопия» (1929) К.Манхейма.

Проводя различие между реальной социологией и социологией культуры, Шелер понимал социологию знания как часть социологии культуры. Эта дисциплина должна показать связи знания с социальной структурой, причем среди форм знания, включаемых им в социологический анализ, находятся не только позитивные науки, но и повседневное знание, мифы, религия, метафизика. Разные формы знания, по Шелеру, связаны с социальным базисом в различной степени, что отражается как на их объективности, так и на их социальной динамике. Уже в ранних работах Манхейм выдвинул задачу перестройки эпистемологии на социологических основаниях. Он подчеркивал реляционный характер человеческого знания, т.е. постоянную соотнесенность знания с социальной структурой, его неизбежный «перспективизм». В «Идеологии и утопии» он сосредоточился на наиболее социально-детерминированных формах знания – идеологиях, утопиях, либеральном и консервативном сознании.

Отделение в 30–40-е гг. от социологии знания социологии науки, социологии религии, социологии культуры и ряда других конкретных дисциплин сделало ее статус проблематичным. Центральная идея социальной детерминации знания стала подвергаться критике, обвиняться в историцизме и релятивизме. Однако в 70–80-е гг. она вновь стала вызывать интерес. Это связано, во-первых, с возникновением ряда исторически и социологически ориентированных концепций в постпозитивистской философии науки (Т.Кун, М.Полани, П.Фейерабенд и др.). Эти концепции позволили сторонникам социологии знания более конкретно и избегая грубого социологизма представить связи знания с социально-культурным контекстом (работы М.Малкея, Д.Блура, Б.Латура, С.Уолгара, представителей Штарнбергской группы социологов, разработавших концепцию финализации науки и т.п.). Во-вторых, в рамках феноменологической философии и социологии последователями А.Шюца (П.Бергером, Т.Лукманом и др.) была выдвинута новая программа социологии знания, в которой центральным предметом анализа стало не теоретическое, а повседневное знание, и традиционная модель «социальной детерминации» была заменена концепцией «социального конструирования реальности».


Литература:

1. Манхейм К. Диагноз нашего времени. М., 1994;

2. Малкей М. Наука и социология знания. М., 1983;

3. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М., 1995;

4. Stark W. Sociology of Knowledge. L., 1958;

5. The Sociology of Knowledge. A Reader. N. Y., 1970.

А.П.Огурцов

Рекомендуем прочитать