СЮЙ – ШИ

СЮЙ – ШИ (кит., пустота– наполненность) – одна из основных терминологических оппозиций по модели инь ян в китайской философии. Имеет онтологическое и гносеопсихологическое измерения. Словарные значения сюй – «пустое», «нереальное», «ложное»; ши – «наполненность», «полнота», «реальность», «основательность». Доминирующая в паре категория «сюй» выражает понятие абсолютной вместимости. В «Дао дэ цзине» это понятие представлено как атрибут дао, корреспондирующий с понятием «покой» (цзин, см. Дун – цзин). В «Чжуан-цзы» (IV) «пустота», прообраз целостности мироздания, означает гл. о. определенное состояние сознания и психики – полную отрешенность («сердечное воздержание»), знаменующее присутствие дао в человеческом сознании. Там же впервые прозвучала ставшая впоследствии популярной в даосизме формула «пустотное помещение порождает белизну (свет)», подразумевающая духовное постижение «света» дао «опустошенным» (безгранично вместимым) «сердцем». В «Чжуан-цзы» (XXII) появился и популярный впоследствии термин «тай сюй» («Великая пустота»), обозначивший там пространственно-временную безграничность. В даосском трактате «Цзин фа» («Законы, [исходящие из] основы», 4–3 вв. до н.э.) сюй – это изначально нерасчлененное «Одно» (и), некая «пелена мрака», парадоксальным образом «наполненная» (ши), из которой «рождаются десять тысяч вещей».

В конфуцианском трактате «Сюнь-цзы» «пустотность» определяется как один из атрибутов сознания и психики – «сердца», делающих возможным познание дао. Познание осуществляется благодаря тому, что «сердце» достигает «пустотного единства и [т.о.] покоя». «Пустотность» здесь подразумевает также отсутствие разделения сознания, психики и объекта, а «покой» – выход за границы обычного способа мышления. Достижение «пустотного единства и покоя» означает приведение разума в состояние «великой чистоты и просветленности» (гл. 22). Сюй обеспечивает усвоение новых знаний т.о., что ему не препятствуют уже имеющиеся знания.

Особо важную роль понятия «сюй» и «тай сюй» играли в построениях одного из основоположников «учения о принципе» (ли сюэ) – Чжан Цзая. Он усматривал в сюй исходное состояние ци-пневмы – «глубочайшую единую бесформенность». Понятию «Великая пустота» Чжан Цзай придал высший онтологический статус как «отсутствию [даже] отсутствия/небытия» (у у, см. Ю–у), «исконной телесности пневмы», определяя это понятие через противоположность сюй – «полноту», «реальность» (ши) как «[высшую] реальность Неба». В то же время «Великая пустота» есть «высшая реальность» сознания и психики – «сердца», а как природная сфера и порождающее начало тождественна Небу. Тай сюй у Чжан Цзая имеет «духовную» (см. Шэнь) природу. Крупнейший представитель неоконфуцианского «учения о сердце» (синь сюэ) Ван Янмин подчеркивал гносеологическую «всеохватность» сюй: благодаря «пустотности» индивидуальное сознание способно вместить все, что может увидеть, услышать, представить и помыслить человек. Врожденное интуитивное «благое знание» (лян чжи) Ван Янмин определял через сравнение с тай сюй и дефиницию сюй в «Дао дэ цзине» – «постоянство знания».

Тяготеющий к материализму Ван Фучжи толковал «пустотность» – сюй и «наполненность» – ши как разные состояния «пневмы»: «наполненность не препятствует пустотности», которая остается всеобъемлющей, а «познание пустотности» есть подлинное «всеобъемлющее наполнение (ши) [разума]». В «Великой пустоте» Ван Фучжи усматривал изначальную субстанцию, определяющую возможность гармоничных и регулярных «пневменных» (ци) трансформаций. В то же время понятие «тай сюй» у него имеет психогносеологическое измерение – «сердце, исполненное духа (шэнь)». Оппозиция сюй–ши играла важную роль в традиционной китайской науке и сохраняет свое значение в теории китайской медицины как одна из характеристик психических и физиологических процессов и состояний.

А.Г.Юркевич

Рекомендуем прочитать