СЯН ШУ ЧЖИ СЮЭ

СЯН ШУ ЧЖИ СЮЭ (кит. – учение о символах и числах, нумерология), в широком смысле – универсальная теоретическая система, генетически производная от архаических познавательных структур, прежде всего мантического классификационизма, игравшая в традиционном Китае роль наиболее общей формальной методологии философского и научного знания (функциональный аналог формальной логики); в узком смысле – одно из концептуальных оформлений указанной системы, созданное в период правления дининастии Хань (3 в. до н.э. – 3 в. н.э.) гл. о. усилиями комментаторов «Чжоуи», синтезировавших общеметодологические принципы конфуцианства, даосизма и иньян цзя и связавших их с природными закономерностями, почерпнутыми в основном из астрономии, техники календарных расчетов и теории музыки.

Сян шу чжи сюэ строится на всеобъемлющем классификационизме и особом типе обобщения-генерализации (гун), т.е. представлении класса объектов путем выделения из него самого характерного (ценного, главного и т.п.) объекта в качестве репрезентанта без абстрагирования свойств класса. Так, репрезентантом класса людей является царь, поэтому, напр., в разных списках «Дао дэ цзина» термины человек и царь (ван) взаимозаменимы при описании четвертого уровня бытия, следующего после дао, Неба и Земли (гл. 25).

Фундамент сян шу чжи сюэ составляют три типа нумерологических построений, каждый из которых представлен в двух разновидностях: 1) «символы» (сян) – триграммы, гексаграммы (гуа); 2) «числа» (ту) – Хэ ту и Ло шу; 3) «символы и числа» – инь ян (темное и светлое), у син («пять элементов [фаз]»). Сама эта система нумерологизирована, поскольку основана на двух исходных нумерологических числах– 3 и 2. В ней также отражены три главных вида графической символизации, использовавшиеся в традиционной китайской культуре: «символы» – геометрические формы, схемы, рисунки; «числа» – цифры; инь ян, у син – иероглифы.

Образующие сян шу чжи сюэ элементы – математические и математикоподобные построения, т.е. пространственные («геометрические») структуры и числовые («арифметические») комплексы, – связаны друг с другом широким кругом связей: математических, символических, ассоциативных, фактуальных, эстетических, мнемонических, суггестивных и др. Так, приведены во взаимное соответствие члены фундаментальных нумерологических пар: круг–квадрат/прямоугольник, 3 – 2, Небо – Земля, ян–инь, Цянь–Кунь (см. Гуа) и т.д. Всем важнейшим категориям сян шу чжи сюэ – тай и («Великое единое»), лян и («два образца»), сань цай («три начала»), сы сян («четыре символа»), у син («пять элементов»), ба гуа («восемь триграмм»), Ло шу (магический квадрат из чисел от 1 до 9), Хэ ту («магический крест» из чисел от 1 до 10) и др. – присуща как «арифметическая», так и «геометрическая» ипостась. Онтологический базис этого тотального классификационизма осмыслялся с точки зрения общепринятого в китайской философии представления об органической («телесной») целостности мироздания, однородные элементы которого взаимодействуют по принципу резонанса. Подобно пифагорейству, сян шу чжи сюэ может быть определено как учение о музыкально-числовой структуре космоса.

Происхождение сян шу чжи сюэ связано с соединением двух древнейших (кон. 2-го – нач. 1-го тысячелетия до н.э.) видов гадательной практики – на панцирях черепах (бу) и с помощью стеблей тысячелистника (ши). Результатами более древней и авторитетной практики бу были геометризированные и соотнесенные с пространственными координатами (странами света) мантические фигуры, т.е. «символы» (сян), – первичные элементы сян шу чжи сюэ. Результатами появившейся позднее практики ши являлись вероятностные комбинации стеблей, прототипа счетных палочек, т.е. «числа» (шу), – вторичные элементы сян шу чжи сюэ. Первый и главный теоретический синтез того и другого был осуществлен в каноне «Чжоу и» (8–4 в. до н.э.), основу которого составляют геометрические символы (черты, триграммы, гексаграммы и др.), обладающие числовыми значениями и даже цифровыми обозначениями («шесть» и «девять» – названия двух типов черт). Онтологизированная иерархия «символов» и «чисел» («Рождаются вещи, а затем возникают символы; вслед за символами возникает размножение; вслед за размножением возникают числа») получила методологическую формулировку в «Чжоу и» (при теоретическом движении в обратном направлении «за доведением до предела чисел следует установление символов Поднебесной») и нашла отражение в исходном математическом каноне «Чжоу би»: «Законы чисел исходят из круглого и квадратного». Однако позднее Шао Юн выдвинул противоположный тезис о первичности чисел: «Числа рождают символы».

Особое развитие сян шу чжи сюэ получило в период правления династии Хань, обретя общепризнанный методологический статус и подавив зачатки протологики, возникшие в учениях моистов (см. Mo цзя) и «школы имен» (мин цзя). Венцом этого процесса стало создание трактатов «Цянь цзо ду» («Проникающее измерение Творчества»), «Тай сюань цзин» («Канон Великой тайны») Ян Сюна (1 в. до н.э. – 1 в. н.э.), «И линь» («Лес перемен») Цзяо Гуна (1 в.) или Цуй Чжуаня (1 в. до н.э. – 1 в. н.э.). Развитие сян шу чжи сюэ стало одним из факторов возникновения неоконфуцианства, в рамках которого ведущие нумерологические учения создали Шао Юн и Цай Шэнь (11–12 вв.). Печать сян шу чжи сюэ в той или иной мере лежит не только на всех главных философско-религиозных учениях (конфуцианство, неоконфуцианство, даосизм, буддизм и др.) и научных дисциплинах (особенно математике, астрономии, хронометрии, топографии, медицине, алхимии), но и на литературе, искусстве и в целом культуре традиционного Китая.




Литература:



1. Щуцкий Ю.К. Китайская классическая «Книга перемен». М, 1997;

2. Кобзев А.И.Учение о символах и числах в китайской классической философии. М., 1994.

А.И.Кобзев

Рекомендуем прочитать