СИТУАЦИОННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

СИТУАЦИОННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ (англ. case studies) – междисциплинарная методология анализа индивидуальных субъектов, локальных групповых мировоззрений и ситуаций, используемая в клинической психологии, социологии, этнографии, ряде современных эпистемологических течений (когнитивной социологии, антропологии познания). Термин «case studies» восходит к англо-американской юридической практике, основанной на прецедентном праве, где решение, принятое при рассмотрении конкретного дела, становится нормой, образцом, парадигмой для решений по сходным делам. Сама идея ситуационной методологии в известном смысле близка к «идеографическому методу» баденской школы неокантианства и герменевтике Г.Дильтея, биографическим исследованиям творческого процесса (К.Ломброзо, Ф.Гальтон, Л.Терман). Она содержит убеждение в уникальности культурного объекта, невозможности его объяснения на основе общих законов; понимания и феноменологического описания методов анализа как оптимальных; ситуационной (т.е. изменчивой и локальной) детерминации события. Основоположник социологии знания К.Мангейм писал: «Нам придется принять во внимание ситуационную детерминацию в качестве неотъемлемого фактора познания – подобно тому, как мы должны будем принять теорию реляционизма и теорию меняющегося базиса мышления» (Mannheim К. Ideology and Utopia. N. Y., 1936, p. 301).

Различаются два типа ситуационных исследований – текстуальные и полевые (возможно и их объединение). Все они содержат элементы микросоциологического подхода, коль скоро приоритетное значение придается локальной детерминации, «внутренней социальности». Последняя понимается как замкнутая система неявных предпосылок познания, складывающихся под влиянием специфических для данной группы и ситуации форм деятельности и общения, как «концептуальный каркас» и социокультурный контекст, определяющий значение и смысл отдельных слов и поступков. Фундаментальное значение придается многообразию и взаимной нередуцируемости ситуаций и субъектов, из чего следует предпочтение дескриптивного метода анализа знания нормативному.

Тенденции историзации и социологизации эпистемологии побуждают Д.Блура, Г.Коллинза, М.Малкея, К.Кнорр-Цетину, Б.Латура, С.Вулгара и др. обратиться к ситуационным исследованиям как альтернативе методу рациональной реконструкции истории науки К.Поппера. Образец обнаруживается в анализе языковых игр Л.Витгенштейна. Согласно последнему, значение терминов языка задается ситуациями их употребления. По аналогии с витгенштейновским анализом различных языковых ситуаций как разных форм жизни ситуационные исследования раскрывают содержание некоторой системы знания в контексте конечного набора условий, исходя из того, какие социокультурные функции она выполняет. Когнитивные социологи ссылаются при этом на идею «полного описания» Г.Райла, тезис онтологической относительности У.Куайна, гештальтпсихологию, метод «grid and group analysis» антрополога М.Дуглас, методику «плотного описания» культуролога К.Гирца, «прикладную социологию» А.Щютца, художественно описывающую образы «чужака», «новичка» и др.

Методология ситуационных исследований переторачивает традиционное отношение между эпистемологией, с одной стороны, и историей и социологией знания – с другой, как между общим и частным. Исторические и социологические примеры теперь не столько подтверждают или иллюстрируют теорию познания, сколько «показывают» (по Витгенштейну) многообразие типов и форм знания, образующих реальный познавательный процесс. Тем самым оказывается влияние на теоретический статус эпистемологии, в которой начинают преобладать не теории, а методы и подходы.

И.Т.Касавин

Рекомендуем прочитать