ПЛУТАРХ ИЗ ХЕРОНЕИ

ПЛУТАРХ ИЗ ХЕРОНЕИ (Πλούταρχος) (ок. 45 – ок. 127 н.э.) – греческий философ, политик и писатель-моралист, автор знаменитых «Параллельных жизнеописаний» и ряда философских сочинений, написанных в русле традиции среднего платонизма. Был слушателем платоника Аммония Александрийского в Афинах в тот год, когда Афины посетил император Нерон (Plut. De Ε apud Delph., 385B), т.е. в 66 н.э.; в хронике Евсевия под 119 о Плутархе говорится как о пожилом человеке, однако в том же году император Адриан назначил его на почетный пост прокуратора провинции Ахея – на основании этих событий уточняется хронология его жизни. В течение всей жизни Плутарх деятельно участвовал в управлении родным городом, имел звание архонта-эпонима; императором Траяном был возведен в ранг консула. С 50 лет Плутарх – жрец Аполлона в Дельфах (пожизненно). Дома в Херонее у него был постоянный философский кружок, посещаемый друзьями и учениками, – благодаря этому своеобразному филиалу афинской Академии беотийская Херонея стала одним из центров платонизма в 1 в. н.э.

Из обширного наследия Плутарха сохранилась примерно треть – ок. 100 сочинений. Корпус сохранившихся текстов традиционно разделяется на две части – «Параллельные жизнеописания» и «Моралии». Это деление восходит к изданию Плутарха, осуществленному византийским монахом Максимом Планудом (1260–1310). Название «Моралии» вполне условно – под этой рубрикой Максим собрал все, что не было биографиями: этические, философские, религиозно-мифологические и другие сочинения (посвященные весьма широкому спектру вопросов – от политики, риторики и педагогики до психологии животных). Все 79 сочинений, входящие в состав «Моралии», имеют сквозную пагинацию, восходящую к изданию Стефана (1572): первое – «О воспитании детей» (1А), последнее – «О музыке» (1131А). Для понимания философской позиции Плутарха прежде всего важны: «Об Исиде и Осирисе», «О [букве] Ε в Дельфах», «О дельфийском оракуле», «Об упадке оракулов», «О лике на Луне», «Можно ли научить добродетели?», «О нравственной добродетели», «О благорасположении духа», «О демонии Сократа», «Платоновские вопросы», «О сотворении души согласно «Тимею»», ряд полемических сочинений: «О противоречиях у стоиков», «Об общих понятих: против стоиков», «О том, что невозможно жить счастливо, если следовать Эпикуру», «Против Колота» и «Хорошо ли сказано – «живи незаметно»?»; кроме того, важны отдельные пассажи из «Застольных бесед» (9 кн.) и примыкающего к ним «Пира семи мудрецов» (это сочинение – классический образец жанра «симпосия», ср. соч. Платона и Ксе-нофонта). Среди утраченных сочинений Плутарха (о которых известно из т.н. каталога Ламприя) – едва ли не основные тексты, посвященные проблемам школьного платонизма: «О том, что, согласно Платону, у Вселенной было начало», «Где находятся идеи?», «Способ причастности материи к идеям», «О материи», «О пятой сущности», «О бессмертии души», «О чувствах», «О судьбе» (в двух книгах, сохранившийся одноименный трактат неаутентичен), «О том, что в нашей власти: против стоиков», «О единстве Академии со времен Платона», «О различии между пирронистами и академиками». Несомненно, эти тексты оказали существенное влияние на последующую платоническую традицию.

Плутарх – представитель догматического платонизма, воспринимавший платоническую традицию в единстве и не противопоставлявший платоников и «академиков» (=скептиков), в отличие от Антиоха Аскалонского. В духе времени его платонизм вмещает элементы пифагореизма, аристотелизма и стоицизма; главные школьные авторитеты для Плутарха – Платон и Ксенократ. Влияние пифагореизма (ближайшим образом объяснимое влиянием Евдора Александрийского, но в более отдаленной перспективе – Ксенократа) проявляется прежде всего в метафизическом дуализме. По Плутарху, есть два противоположных первопришгипа: «монада» (бог, истинно сущее) и «диада», «подлежащее всего бесформенного и беспорядочного» (De Def. Огас. 428F; Isid. et Os. 369C). Космогония Плутарха целиком основана на «Тимее» (см. экзегетический трактат «О сотворении души (ψυχογονία) согласно «Тимею»»). Оригинально его понимание той беспорядочной зыбкой субстанции, из которой демиург сотворил мир: это вовсе не материя (которая сама по себе «бескачественна», инертна и не может быть ничему противоположна), а некое соединение материи и неразумной злой души, которая и есть причина ее беспорядочного движения; бог «сотворил» душу, придав ей разум (логос), но не бытие. Согласно Плутарху, Платон в «Тимее» имел в виду именно злую душу под «необходимостью» (Pl. Tim. 48а, 56с, 68е; в отличие от собственно «материи» из Tim. 50e), и под душой, противоположной «благодетельной» душе – в «Законах» (896е). Самостоятельно существующая «злая душа» – чуждый платонизму элемент (отвергнут позднейшей традицией, кроме Аттика), и у Плутарха объясним его симпатиями к восточным культам, см. особенно сочинение «Об Исиде и Осирисе», где он предлагает аллегорическую интерпретацию египетской мифологии с привлечением языка зороастрийской религии. Самым ранним образцом школьного платонического комментария являются «Платоновские вопросы» Плутарха – толкование трудных мест из платоновских диалогов: почему в «Тимее» верховный бог назван «отцом» и «творцом» сущих; почему о душе Платон всегда говорит, что она старше тела, что она его причина и начало, и в то же время утверждает, что душа не возникает без тела, как и ум – без души; в каком смысле говорится о том, что был совершен посев душ на земле, луне и других орудиях времени (Тимей 42d) и т.д.

В теоретической психологии примечательно учение Плутарха о тройственной структуре человека и четкое различение ума и души (которые отличаются так же, как душа и тело), развиваемое в трактате «О лике на Луне»; а также представление о «двойной смерти»: первая смерть (отделение души от тела) – на Земле, вторая – на Луне, когда от души отделяется ум (О лике на луне, 943А-В). В сочинении «О демоне Сократа» мотив обособленности ума даже усилен – об уме говорится как о «демоне», извне приданном человеческому телу. Развиваемая Плутархом под несомненным влиянием Ксенократа демонология включала определение демона как души, существующей между инкарнациями, учение о благих и злых демонах и об отношении благих демонов и богов.

В логике Плутарх принимал аристотелевскую силлогистику и учение о категориях, считая их вполне платоническими (хотя особенностью среднего платонизма был как раз антиаристотелизм, проявлявшийся в первую очередь в критике учения о категориях), но также адаптировал отдельные элементы логики стоиков. В этике он также более следовал Аристотелю, хотя исходил из характерного платонического понимания цели жизни как «уподобления богу», достигаемого через упражнение в добродетели (преимущественно теоретической). Аристотель как главный авторитет и стоики как главные оппоненты – отличительная черта этических сочинений Плутарха. В сочинении «О нравственной добродетели» он критикует стоиков за отрицание неразумной части души; в «Об общих понятиях» (посвященном широкому спектру вопросов о критерии истинности знания) критикует их за отрицание в этике телесных и внешних благ как необходимого условия счастья (для стоиков это «безразличное»). Стержнем этических воззрений Плутарха были понятия «образованности» (παιδεία) и «гуманности» (φιλανθρωπία) – центральные также и для биографического цикла, дополняющего теоретические трактаты по этике: по сравнению с нравственной добродетелью добродетель социальная, или гражданская (πολιτικὴ αρετή), – завершающая ступень.

Наибольшую славу Плутарху принесли его «Параллельные жизнеописания» – «философско-психологические этюды на материале политической истории» (Аверинцев, с. 257). Каждый этюд состоит из биографии греческого политика, биографии сходного с ним римского политика и заключительного сравнения этих двух характеров. Так на конкретном историческом материале Плутарх демонстрирует, что в действительности стоит за отвлеченным понятием «моральный идеал».


Сочинения:

1. Plutarchi Moralia, геc. С.Hubert, M.Polenz et al. Lipsiae, 1925– ;

2. Plutarch. Moralia, ed. H.Cherniss et al., vol. 1–15. Cambr. (Mass.);

3. в рус. пер.: Сравнительные жизнеописания, т. 1–3. М., 1963–69;

4. О происхождении мировой души согласно «Тимею» Платона. – В кн.: Браш М. Классики философии, пер. с нем., т. 1. СПб., 1907, с. 378–422;

5. Об Исиде и Осирисе, О «Е» в Дельфах, О том, что пифия более не прорицает стихами, Почему божество медлит с воздаянием, и др. – В сб.: Исида и Осирис, пер. Н.Б.Клячко, H.H.Трухиной и др. Киев, 1996;

6. Плутарх. Моралии, пер. Я.М.Боровского, M.H.Ботвинника, Н.В.Брагинской и др. М.–Харьков, 1999;

7. Плутарх. Застольные беседы и др. трактаты, отв. ред. Я.М.Боровский, М.Л.Гаспаров. Л., 1990;

8. О первичном холоде, пер. И.Д.Рожанского. – В сб.: Философия природы в античности и в средние века, ч. 1. М., 1998, с. 81–100;

9. О лике, видимом на диске Луны, пер. Г.А.Иванова. – Там же, ч. 2, 1999, с. 39–94.


Литература:

1. Аверинцев С.С. Плутарх и античная биография. М., 1973;

2. Лосев А.Ф. Эллинистически-римская эстетика 1–11 вв. н.э. М., 1979;

3. Егоров И.А. Плутарх Херонейский как оригинальный мыслитель. – В кн.: Проблемы бытия и познания в истории зарубежной философии. М., 1982;

4. Babut D. Plutarque et le Stoïcisme. P., 1969;

5. Dillon J. The Middle Platonists. L., 1977, 2ed. 1996, p. 184–230;

6. Brenk F.E. In Mist Apparelled: Religious Themes in Plutarch’s Moralia and Lives. Leiden, 1977;

7. Deuse W. Untersuchungen zur mittelplatonischen und neuplatonischen Seelenlehre. Wiesbaden, 1983, S. 12–61;

8. Hershbett J.P. Plutarch’s De animae proereatione in Timaeo. An analysis of structure and content. – ANRW II 36, 1, 1987, p. 235–247;

9. Idem. Plutarch and Stoicism;

10. Plutarch and Epicureanism. – Ibid., 36, 5, 1992, p. 3336–3383;

11. Aspetti dello stoicismo e dell’epicureismo in Plutarco. Atti del II convegno di studi su Plutarco. Ferrara, 2–3 aprile 1987, a cura di I.Gallo. Ferrara, 1988.

M.А.Солопова

Рекомендуем прочитать