КСЕНОФОНТ

КСЕНОФОНТ (Ξενοφῶν) из Афин (ок. 445, Афины – ок. 355 до н.э., Коринф) – ученик Сократа, писатель, историк и профессиональный военный. Автор «Воспоминаний о Сократе» и других сократических сочинений – наряду с диалогами Платона нашего основного источника о жизни и учении Сократа.

Знакомство молодого аристократа Ксенофонта и бедняка-философа Сократа произошло, вероятно, на поле боя: в 424, принимая участие в битве при Делии, Ксенофонт во время отступления упал с коня и был спасен пешим воином Сократом (Strab. Geogr. IX, 403, Diog. L. II, 5, 22). Летом 401 Ксенофонт в качестве наемника принял участие в экспедиции персидского царевича Кира Младшего (историю этого похода и трудного возвращения греков после поражения он потом опишет в «Анабасисе»). Уехав из Афин, Ксенофонт больше Сократа не видел, и только по рассказам мог судить о событиях, связанных с его казнью. Между расставанием и написанием сократических сочинений пройдет ок. 20 лет, заполненных военной службой: зима 400/399 – у фракийского царя Севфа, во время Коринфской войны 394–387 – у спартанского царя Агесилая, своего друга и покровителя. За военную службу у спартанцев Ксенофонт был вознагражден домом и земельным наделом в Скиллунте (в Элиде), где на досуге он и начал составлять свои знаменитые литературные произведения, ставшие классикой греческой прозы: «Анабасис», «Воспоминания о Сократе» и «Апологию Сократа», «Пир» и «Экономик» («Домострой»). В 371 элейцы овладели Скиллунтом и Ксенофонт бежал в Коринф, где завершил политическую утопию «Воспитание Кира» – жизнеописание идеального монарха и устройство созданного им государства, «Греческую историю», «Похвальное слово Агесилаю», «Лакедемонскую политию», «Гиерон, или Жизнь тирана» – философский диалог, персонажами которого выведены сицилийский тиран Гиерон и поэт Симонид Кеосский; «Об обязанностях гиппарха», «О всадническом искусстве», «О доходах» (точно датировано 355). Относительная хронология сочинений Ксенофонта – предмет дискуссионный.

Перед исследователями всегда стоял вопрос о достоверности изображения личности Сократа у Ксенофонта и Платона. Ксенофонт изобразил Сократа прежде всего как морального учителя, игнорируя отвлеченные философские рассуждения (главная отличительная черта двух версий Сократа). Обычный довод против Ксенофонта в пользу Платона: будучи в философии дилетантом, Ксенофонт мог не заметить самое важное в учении Сократа. В пользу Ксенофонта: не будучи оригинальным мыслителем, он, вероятно, без прикрас изложил все, что помнил, в то время как гениальный Платон вложил в уста Сократа собственное философское учение. Между тем сочинения Ксенофонта являются такими же литературными произведениями, а не историческими описаниями, как и диалоги Платона. Ксенофонт во многом опирался на литературную традицию «сократических диалогов», развивавшуюся к началу его литературного творчества не менее 15–20 лет («Апология Сократа» и сократический диалог «Экономик» описывают Сократа в 400 и 399, когда сам Ксенофонт воевал далеко от Афин и не мог быть свидетелем этих событий). Наибольшее значение для него имели диалоги Антисфена, Эсхина и Платона. Антисфен для Ксенофонта особенно важен; последний делает его персонажем своих произведений, использует повествование от первого лица (как было в диалогах Антисфена), а самое главное, следует созданному Антисфеном образу Сократа в своих «Воспоминаниях» – ср. Mem. I 2, 1, где Ксенофонт описывает Сократа обладателем трех характерных антисфеновских добродетелей – «воздержности» (ἐγκράτεια), «выносливости» (καρτερία) и «самодостаточности» (αὐτάρκεια). Ксенофонт, безусловно, использовал платоновские диалоги («Лахет», «Пир», «Федр», «Теэтет» и др.), причем характерны вносимые им изменения в заимствованные у Платона темы, напр., Plat. Symp. 210a– любовь к красивым телам (юношей) как первая ступень философского эроса; Xen. Symp. VIII – безусловное осуждение этого вида телесной любви; Xen. Mem. IV 5 – о диалектике как способности «воздержных» (=счастливых) людей различать дурное от хорошего и быть успешными в политике, в отличие от диалектики у Платона как доступной истинному философу способности «различать по родам и видам» и «определять сущность каждой вещи» (Resp. VII 534b). Сократова диалектика понятий изображается у Ксенофонта лишь однажды (см. Mem. IV 6, 1–11, о благочестии и справедливости) – этот консенсус Ксенофонта и Платона обычно принимали за критерий исторической истинности. Однако более разумно, с учетом сравнения текстов, предположить, что Ксенофонт здесь полностью зависим от Платона и не может рассматриваться как надежный свидетель о характере бесед исторического Сократа (ср. Kahn, 1996, р. 79; Patzer, 1987, р. 438–42).


Сочинения:

1. Xenophontis Opera, ed. Ε. С.Marchant. Oxf., 1900–1904;

2. Xenophon, greek and engl. by W.Miller et alii, vol. 1–7. Cambr. (Mass.), 1960–68;

3. в рус. пер.: Сократические соч., вступ. ст. и пер. С.И.Соболевского. М., 1935;

4. 2-е изд. СПб., 1993;

5. Киропедия, пер. и прим. В.Г.Боруховича и Э.Д.Фролова. М., 1977.


Литература:

1. Breitenbach H.R. Xenophon von Athen. Stuttg., 1966;

2. Strauss L. Xenophon’s Socrates. Ithaca, 1972;

3. Patzer Α. (ed.) Der historische Socrates. Darmstadt, 1987;

4. Vander Waerdt P. (ed.) Socratic Justice and Self Sufficiency. – «Oxford Studies in Ancient Philosophy», 1993, 11, p. 1–48;

5. Idem. The Socratic Movement. Ithaca, 1994;

6. Kahn Ch. Plato and the Socratic Dialogue: The Philosophical Use of A Literary Form. Cambr. (Mass.), 1996;

7. Bibliography of Editions, Translations and Commentary on Xenophon’s Socratic Writings, by D.R.Morrison, 1988;

8. Index Socraticorum Xenophontis operum, conscrip. A.R.Lopez et F.M.Garcia. Hildesheim, 1995.

M.A.Солопова

Рекомендуем прочитать