КСЕНОФАН

КСЕНОФАН (Ξενοφάνης) из Колофона (ок. 570 – после 478 до н.э.) – древнегреческий поэт и философ. После покорения греческих городов Ионии Гарпагом (540 до н.э.) эмигрировал и вел жизнь «скитальца» в течение 67 лет. По ряду свидетельств, восходящих к полушутливому пассажу Платона в «Софисте», Ксенофан – основатель Элейской школы и учитель Парменида. Однако древность знала и другой взгляд на Ксенофана (совпадающий с мнением большинства современных исследователей) как на «одиночку» (Диоген Лаэртий). Как странствующий учитель «мудрости», а также по своим просветительским установкам, этическому утилитаризму, гносеологическому релятивизму и эристическим приемам Ксенофан напоминает софистов 5 в. Он не выработал никакой философской системы: взгляды, излагавшиеся им в различных стихотворениях, не свободны от противоречий. По своему стилю Ксенофан – полемист и сатирик, по своему этосу – ниспровергатель всех авторитетов эллинской культуры и религиозно-нравственный реформатор. Основное произведение – «Силлы» («Сатиры») в 5 книгах, направленные «против всех поэтов и философов» его времени, прежде всего против Гомера и Гесиода и их антропоморфных богов. Мифологическому политеизму Ксенофан противопоставляет монотеистическую концепцию: «Один бог, наивеличайший среди богов и людей, не похожий на смертных ни телом, ни разумом»; «он весь целиком видит, весь целиком мыслит, весь целиком слышит», правит миром «силой ума» и вечно пребывает неподвижным. Согласно надежной традиции (Аристотель, Теофраст), Ксенофан отождествлял единого бога с универсумом. Его учение о боге есть, т.о., пантеизм в его классическом оформлении. Гносеологические высказывания Ксенофана – первая в истории греческой мысли постановка вопроса о возможности и границах познания. Высшим и абсолютно достоверным знанием, по Ксенофану, обладает только бог; человеческое знание не выходит за пределы субъективного «мнения» и имеет вероятностный характер. В сочетании с критикой всех философских систем этот тезис делал Ксенофана в глазах античных скептиков предтечей скептицизма. Впервые зафиксированное у него противопоставление мнения и знания имело программное значение для античной гносеологии. Утилитаризм Ксенофана имел не только социально-этические (осуждение роскоши, бесполезность Олимпийских игр), но и космологические следствия: «солнце полезно... а луна не нужна».

Фрагменты:

1. DK I, 113–139;

2. Testimonialize e frammenti, introd., trad, e comm. M.Untersteiner. Firenze, 1967;

3. Lesher J.H. Xenophanes of Colophon. Fragments: A Text and Translation with Commentary. Toronto, 1992.


Литература:

1. Лебедев А.В. Фалес и Ксенофан. – В сб.: Античная философия в интерпретациях буржуазных философов. М., 1981, с. 1–16;

2. Jaeger W.W. The theology of the early Greek philosophers. Oxf., 1968;

3. Fränkel Η. Wege und Formen frühgriechischen Denkens. Münch., 1968;

4. Lesher J.H. Xenofanes’ Scepticism. – Essays in ancient Greek philosophy, v. 2. Ν.Υ., 1983;

5. Lebedev Α.V. A new fragment of Xenofanes. – Studi di filosofia preplatonica. Napoli, 1985, p. 13 sqq.

А.В.Лебедев

Похожие материалы

Рекомендуем прочитать