ХРИСИПП

ХРИСИПП (Χρύσιππος) из Сол (ок. 280/277, Солы, М. Азия – ок. 208/204 до н.э. Афины) – третий схоларх и крупнейший представитель Ранней Стои, ученик и преемник Клеанфа. По скудным сведениям, уже в молодые годы приехал в Афины, где слушал Клеанфа (с которым быстро разошелся по целому ряду вопросов), а впоследствии (вероятно, в 240-е гг.) – академиков Аркесилая и Лакида; после смерти Клеанфа возглавил школу. Обладал поразительной широтой интересов и работоспособностью – писал «по 500 строк в день» (поэтому сочинения его изобиловали повторами, противоречиями и отличались плохим стилем – SVF II 1). Бо́льшая часть каталога сочинений Хрисиппа у Диогена Лаэртия (который должен был содержать свыше 705 названий) утрачена, сохранилось 161 название (логические и часть этических сочинений: «Логические положения», «Диалектические определения», «Этические положения» и др.). Среди сочинений, известных по другим источникам (в основном физических и этических), наиболее важны: «О сущности», «О природе», «О пустоте», «О движении», «О богах», «О промысле», «О душе», «О благе», «О справедливости», «О конечной цели», а также «О страстях», «Логические исследования» и др.

Хрисипп принял школу у Клеанфа в тот момент, когда она обрела влияние и вместе с ним критиков – преимущественно академических. На его долю выпала двуединая задача: критически переосмыслить школьное учение и придать ему законченную форму. Природный дар систематика позволил Хрисиппу упорядочить практически все разделы стоицизма и создать нормативную догматику: основная масса доксографических материалов отражает то состояние раннестоической доктрины, в которое она была приведена Хрисиппом. Это в свою очередь позволяет рассматривать его учение как экстраполяционный канон, с которым следует соотносить учения прочих стоиков (в т.ч. средних и поздних). Практически Хрисипп стал вторым основателем Стои: по словам Карнеада, крупнейшего академического критика стоиков, «если бы не было Хрисиппа, не было бы и Портика» (Diog. L. IV 62; VII 183). Заметное у Зенона и Клеанфа влияние кинической и ионийской традиции сменилось у Хрисиппа предпочтением платонических и особенно перипатетических элементов.

Хрисипп предложил наряду с традиционной оригинальную схему построения догматики: логика – этика – физика, считая, видимо, целесообразным заканчивать научение богопознанием (SVF II 42 сл.). В гносеологии он отказался понимать «впечатление» «вещественно» и пассивно (как это делали Зенон и Клеанф), предпочитая определять его как «изменение души», свидетельствующее об известной активности познающего субъекта (56); попутно он упорядочил классификацию «эмпирических общих представлений» (ἔννοια, πρόληψις – 33). Формальная логика (часть «диалектики», трактующая об «обозначаемом») была практически полностью разработана Хрисиппом как наука о соотношении «мыслимых предметностей» (λεκτά), корреспондирующих определенным денонатам (фактам или ситуациям) (166 сл.), а также о формах и формальных условиях истинности высказываний и умозаключений. Созданная по образцу аристотелевской силлогистики логика Хрисиппа имела, однако, приципиально иную цель – установить зависимость (изоморфную причинно-следственным связям в физическом мире) между смыслами, не состоящими в родовидовых отношениях. «Чистые смыслы» делятся на неполные (субъект или предикат) и полные; подкласс полных «лектон» составляют простые высказывания («определенные», «неопределенные» и «средние»), из которых (соответственно различным типам логических связок) образуются сложные (конъюнктивные, дизъюнктивные и импликативные – последние имеют особое значение), служащие в свою очередь терминами силлогизмов (это обстоятельство позволяет считать логику Хрисиппа первой «логикой пропозиций» в европейской традиции). Для анализа силлогизмов Хрисипп разработал процедуру сведения сложных силлогизмов к пяти «элементарным» (207 сл.) и поставил проблему эквивалентности сложных высказываний. Хотя внимание Хрисиппа к проблеме модальности было инспирировано мегарскими логиками, он сохранял оригинальную позицию: возможное выступает как «квазивозможное», а все высказывания в конечном счете могут быть представлены как необходимые (283 сл.).

Основные новации Хрисиппа в области физики – учение о причинности и реформа психологии, имевшие этическое приложение. Функциональная классификация причин на основные и вспомогательные (с учетом «безличности» события или участия разумного субъекта), свидетельствующая о знакомстве с «Физикой» (II 194 b 16 сл.) Аристотеля, имела целью сохранить в цепи мировой причинности место для свободного произвола субъекта. Вероятно, с той же целью Хрисипп ввел терминологическое различие между «необходимостью» (ἀνάγκη) и «судьбой» (εἱμαρμένη) (925 сл.). В психологии Хрисипп, в отличие от Зенона, считал импульсы (включая страсти) чистыми функциями разума и полностью отождествлял их с суждениями (III 377; 461), стремясь подчеркнуть, что решения зависят исключительно от субъекта. Предельный монизм этой теории затруднял объяснение природы противо-разумных импульсов и стал объектом критики с Средней Стое. В области этики Хрисипп выступил как универсальный систематизатор и автор космодицеи, направленной на обоснование моральной автономии субъекта. Благо и зло должны выступать для субъекта только как объект нравственного целеполагания; они не являются свойством космической причинности, зависят только от решения субъекта и безусловно вменимы (SVF II 982 сл.). Однако Хрисиппу не удалось решить поставленную им же самим проблему: нравственная автономия была без колебаний принесена в жертву всекосмическому монизму.


Фрагменты:

1. SVF II–III;

2. логические фрг.: Hülser K.-Н. Die Fragmente zur Dialektik der Stoiker, Bd. I–IV. Stuttg., 1987–88.


Литература:

1. Bréhier É. Chrysippe et lʼancien stoïcisme, 2 éd. P., 1951;

2. Gould J.В. The Philosophy of Chiysippus. Leiden – N. Y., 1970;

3. Crisippo. Il catalogo degli scritti e i frammenti dei papiri, a cura di M.Baldassari. Como, 1985;

4. Couloubaritsis L. La psychologie chez Chrysippe. – Aspects de la Philosophie Hellénistique. Neuf Exposés suivis de Discussions. Entrétiéns préparés et présidés par H.Flashar et O.Gigon. Vandoeuvres-Gen., 1986, p. 99–146 (Entretiens sur lʼAntiquité Classique, XXXII);

5. Tieleman T. Galen and Chrysippus. Argument and Refutation in the De Placitis Books II–III. Utrecht, 1992;

6. Bobzien S. Chrysippusʼ modal logic and its relation to Philo and Diodorus. – Dialektiker und Stoiker. Zur Logik der Stoa und ihrer Vorläufer, hrsg. K.Döring, T.Ebert. Stuttg., 1993, S. 63–84.

А.А.Столяров

Рекомендуем прочитать