КАЛОКАГАТИЯ

КАЛОКАГАТИЯ (греч. καλοκαγαθία, τὸ καλὸν κἀγαθόν) – термин античной этики (приблизительный перевод «нравственная красота»), составленный из двух прилагательных: καλός (прекрасный) и ἀγαθός (добрый). Более всего значим для философии классического периода (Сократ, Платон и Аристотель), однако имеет свою историю и в ранней традиции: как понятие засвидетельствовано для Бианта и Солона. Калокагатия стала одним из важнейших терминов нравственного учения Сократа, о чем можно судить по сократическим сочинениям Ксенофонта и Платона. В «Меморабилиях» Ксенофонт изображает «разговор Сократа с Аристшпгом о калокагатии» (Mem. III 8), в ходе которого Сократ отождествляет понятия «прекрасное», «хорошее» и «полезное» (для души); соответственно, благом и красотой нетелесной души, если она существует правильно, оказывается добродетель. В другой беседе он противопоставляет калокагатию «постыдному», делая это в ходе характерного отождествления «мудрости» (=рациональное мышление) и «благоразумия» (=нравственное сознание), сближая т.о. калокагатию с последним. В платоновской «Апологии» 21d4 термин «калокагатия» появляется в знаменитой формуле Сократа о незнании: в пер. Вл.С.Соловьева «оба ничего в совершенстве не знаем» (букв. «не знаем ничего прекрасного» – καλὸν κἀγαθόν), – подчеркнуто этическое содержание философии Сократа. И в платоновском «Пире» 222а6 говорится, что речи Сократа касаются всех вопросов, которыми занимается тот, «кто хочет достичь калокагатии».!!!!

Для Платона калокагатия была термином важным, но не центральным, ибо и философия его не исчерпывается этикой, в отличие от сократовской. Термин редко встречается у него в значении внешней красоты (Euthyd. 271b4; Parm. 127bЗ), в основном же – в значении красоты нравственной, выступая как синоним понятия «добродетель»: Gorg. 515a6 («человек достойный», противопоставлен дурному, т.е. несправедливому, распущенному и безрассудному); 527d2 («поистине достойный человек и предан добродетели», καλός κἀγαθός, ἀσκῶν ἀρετήν); Symp. 204а5 («тем-то и скверно невежество, что человек и не калокагатийный, и не умный вполне доволен собой») и во многих других местах. Исключением из этического толкования выглядит пассаж из «Тимея» 88с6, в котором καλός обозначает красоту тела, a ἀγαθός – души; здесь Платон имеет в виду гармонично развитого человека, прекрасного и душой и телом.

В платоновской Академии калокагатию определяли как «умение избирать наилучшее нравственное решение» (Ps.-Plat. Definitiönes 412e8). Аристотель продолжает разрабатывать этот термин, причем делает это не в «Никомаховой», а в «Евдемовой этике» VII 3, 1248b8–1249а16 и «Большой этике» II 9. По Аристотелю, калокагатия – совершенная добродетель (такая же, как справедливость «в широком смысле»): «О нравственной красоте (калокагатии) говорят по поводу добродетели: нравственно прекрасным зовут справедливого, мужественного, благоразумного и вообще обладающего всеми добродетелями» (Magna mor. II 9, 1207b23–26). В «Евдемовой этике» калокагатийным называется тот, кто «обладает прекрасными благами как таковыми и практически действует ради прекрасного как такового» (1248b34–36), т.е. кто стремится жить добродетельно (=согласно благу как таковому) не ради внешнего «природного» блага (здоровья или силы, как граждане Спарты). По существу, калокагатия, определяемая как «полнота добродетели» (ἀρετὴ τέλειος, 1249а16), является содержательным ответом на формулу счастья («полнота жизни в полноте добродетели», 1219а38–39). Аристотель также подчеркивает, что для совершенного в моральном отношении человека внешние блага (богатство, слава, почет) не несут никакой опасности в смысле повреждения нрава, и более того, без внешних благ тоже не может быть полноты и совершенства. Но все это относится к достаточно небольшой части граждан (собственно, истинным философам), ибо «многие не способны обратиться к калокагатии, поскольку они привыкли повиноваться не стыду, но страху» («Никомахова этика» X 10, 1179b10–11).

После Аристотеля термин еще встречается у ранних стоиков (Хрисипп учил, что равносильны выражения «жить по природе», «жить прекрасно» и «жить хорошо» и, в свою очередь, «калокагатия» и «добродетель», см. SVF II 16), но постепенно исчезает из разговорного философского языка. Византийский словарь Суда фиксирует память о главном содержании термина: «калокагатия – это доброта» (К, 244).


Литература:

1. Лосев А.Ф. История античной эстетики: Итоги тысячелетнего развития, кн. 2. М., 1994, с. 386–439.

М.А.Солопова

Рекомендуем прочитать