Ю–У

Ю–У (кит., наличие/бытие – отсутствие/небытие) – антонимичная пара основополагающих категорий китайской философии, функционально аналогичная европейской оппозиции «бытие – небытие», но включающая в себя более узкие понятия – наличного и неналичного бытия. Этимологические значения «ю» – «правая рука, держащая мясо», «у» – «танцор с перьями в руках», лексические – соответственно «иметь» и «не иметь» (относятся к сфере обладания, а не бытия). Ю – совокупность всех имеющихся в мире предметов и явлений, включая человеческие дела (ши). Поэтому ю может квантифицироваться как «десять тысяч наличий» (вань ю), что синонимично «десяти тысячам вещей» (вань у) как всеохватному множеству. Термину «ю» присущ ценностный смысл – «имущество, достояние, богатство, собственность, ценность» (ср. франц. avoir), отражающий аксиологичность и прагматичность китайской философии, доходящую до самого высокого онтологического уровня. У – не имеющая конкретных вещественных форм подоснова мироздания, сходная с платоновско-аристотелевской первоматерией. В качестве философских категорий ю и у впервые появились в «Дао дэ цзине», где, однако, их взаимосвязь представлена противоречиво: «Десять тысяч вещей Поднебесной рождаются из имеющегося (ю), имеющееся рождается из отсутствующего (у)»; «имеющееся и отсутствующее рождают друг друга».

В «Чжуан-цзы» (гл. 2) с помощью итерации этих терминов произведено различение уровней реальности: «Имеется имеющееся (ю ю). Имеется отсутствующее (ю у). Имеется еще не начавшее иметь отсутствие. Имеется еще не начавшее иметься в качестве еще не начавшего иметь отсутствие». Использование китайскими философами таких сочетаний, как «наличие наличия» (ю ю), «наличие отсутствия» (ю у), «отсутствие наличия» (у ю) и «отсутствие отсутствия» (у у), свидетельствует о том, что понятия «ю» и «у» не находятся друг с другом в отношении противоречия, подобно «бытию» и «небытию».

Видимо, в связи с проникновением в Китай буддизма соотношение ю – у стало центральной проблемой философии сюань сюэ. В его рамках Ван Би объявлял у «корнем» (бэнь) и «сущностью» (ти) всего сущего, отождествляя т.о. с дао, а Пэй Вэй (3 в.) в сочинении «Чун ю лунь» («О почитании наличия/бытия») опровергал данную точку зрения, доказывая, что ю – это самородная сущность, по отношению к которой у выступает лишь как отсутствие или недостача. Последнюю трактовку поддерживал Го Сян, который отрицал возможность «рождения имеющегося из отсутствующего», впервые осознав, что это может быть понято как однократный акт, т.е. «творение из ничего». В китайском буддизме категория «ю» была использована для определения чувственной реальности, противоположной «пустоте» – шунье (кун).

Литература:
Кобзев А.И. Учение о символах и числах в китайской классической литературе. М., 1994, с. 214–27;
Сыма Вэнь. Ю юй у («Наличие/бытие» и «отсутствие/небытие»). – «Чжунго чжэсюэ ши яньцзю», 1981, № 4;
Гао Чжэньнун. Кун юй ю («Пустота» – шунья и «наличие/бытие»). – Там же, 1984, № 4;
Гэн Жунцзинь. Чжунго чжэсюэ фаньчоу ши (История категорий китайской философии). Харбин, 1987, с. 99–129;
Graham А.С. «Being» in Western Philosophy Compared with Shih/Fei and Yu/Wu in Chinese Philosophy. – «Asia Major», 1959, v. 7, N 1–2.

А.И.Кобзев

Рекомендуем прочитать