ИСТОРИЧЕСКАЯ ШКОЛА

ИСТОРИЧЕСКАЯ ШКОЛА – группа немецких философов 19 в., выдвигавших принцип историзма в качестве основы исследования. В.Дильтей широко трактует понятие «историческая школа», причисляя к ней Р.Нибура, Л.Ранке, Ф.А.Вольфа и, наконец, всю немецкую историческую науку 19 столетия. Более осторожный Э.Трёльч относит к «исторической школе» А.Мюллера, Ф.В.Шеллинга, Я.Гримма, И.Г.Дройзена, В.Гумбольдта (Трёльч Э. Историзм и его проблемы. М., 1994, с. 237).

Метод немецкой исторической школы был обозначен как «органология»; она принципиально отлична от эмпирически-биологического органицизма школы О.Конта и Г.Спенсера, где общество рассматривается по аналогии с биологическим организмом. В немецкой «исторической школе» органология означала прежде всего органический характер народного духа и его проявлений. В отличие от Гегеля представители «исторической школы» отрицали необходимость универсальных исторических конструкций. Абстрактному понятию «всечеловечности», характерному для эпохи Просвещения, они противопоставили понятие уникальности: уникальности географического пространства, обживаемого данным народом (культурой), духа эпохи, пронизывающего все проявления народной жизни от экономики до духовной культуры и искусства. В этом «историческая школа» продолжала традиции немецкого романтизма. Многие из идей этой школы легли в основу современной концепции «плюрализма цивилизаций».

В.Виндельбанд в качестве главной заслуги исторической школы видел обоснование ею идеи национальности. «Эта идея национальности была обоснована и прочувствована так глубоко, что не имела ни малейшего отношения к потребностям национального эгоизма, к удовлетворению желания власти и честолюбия, а, наоборот, основывалась существенным образом на этическом чувстве долга, идеи гуманности и осталась заключенной в ней» (Виндельбанд В. Избранное. Дух и история. М., 1995, с. 313). Другой особенностью школы было обращение ее к исторической религии, в которой усматривалась единственная возможность обрести духовное единство. В целом научный анализ представителей школы был направлен уже не на абстрактно-всеобщее, как в эпоху Просвещения, а на конкретно-историческое и национально-особенное. «Вместо абстрактного отрицания и мертвой учености начали критически заново формировать из всесторонне исследованных данных жизненную связь прошедших событий» (там же, с. 315).

И.В.Василенко

 

 

Рекомендуем прочитать