ФУТУРОЛОГИЯ

ФУТУРОЛОГИЯ (от лат. faturam – будущее время и греч. logos – слово, учение) – учение о будущем применительно к историческому и социальному времени. Термин «футурология» предложил в 1943 немецкий социолог О.Флехтхейм в качестве наименования новой «философии будущего». Будущее всегда было предметом внимания философии, постигавшей фундаментальные основы бытия человека, мира и его переустройства. Конкретизировалось и концентрировалось извечное стремление предвидеть будущее в специальных магических практиках (гаданиях, предсказаниях, пророчествах, толкованиях примет и т.п.), в религиозных учениях, в частности в иудео-христианской эсхатологии, наконец, в связи с концепциями общественных преобразований – в утопических и социалистических учениях. Предложение разработать специальное философское и научное знание о будущем оказалось своевременным. Радикальное ускорение исторического процесса, кризисы 20 в., бурное развитие экономики, науки и техники, интенсивность социальных и культурных изменений вызвали острую потребность объяснить ход истории и предсказать его результаты, определили массовый интерес к историческим перспективам мира и конкретных обществ. До сер. 20 в. анализ этих перспектив был сосредоточен в марксистском учении о будущем человечества, а вне рамок этого учения ограничивался представлением о завершении истории наличным этапом ее эволюции, исключающим значительные исторические инновации, мобилизацию общества для решения больших исторических задач, возникновение в будущем новых исторических объектов.

В кон. 50-х – нач. 60-х гг. 20 в. в западном обществознании произошли радикальные перемены. К проблемам развития и его результатам обратились все отрасли знания: и естественно-научного (энергетика, биология, экология, информатика, коммуникации и т.д.), и философского, и социального. Сравнительно быстро в конкретных социальных науках и в большой теории началось проектирование будущего в форме новых эпох, новых цивилизаций, новых сдвигов и даже революций сознания, культуры образа и форм жизни, экологических, технологических, демографических, военных и пр. кризисов и катастроф (пессимистическое крыло теории) и создания «иных», процветающих посткапиталистических обществ (оптимистическое направление футурологии). Начались поиски нового этоса человеческого бытия, новых представлений о механизмах жизнедеятельности, о становлении новой социальности того или иного типа, об эффективном функционировании социальных систем разных типов и развитии самого человека. В 60–70-е гг. были разработаны и основные концепции будущего – «нового индустриального общества» (Дж.К.Гэлбрейт и др.), постиндустриального общества (Р.Арон, Д.Белл и др.), а затем и множества разновидностей этого архетипа новой «технотронной эры» (З.Бжезинский): «процветающего», «благого», «организованного», «информационного» и др. обществ. Футурология, однако, не стала ни особой наукой, ни специфической философией, но превратилась в общее движение научной мысли, обращенной к анализу социальной динамики и ее результатов. Футурологическая ориентация обществознания привела к созданию концепций социального изменения в социологии (Т.Парсонс, Р.Мертон и др.), теорий роста (экономического, социального, культурного и др.), социального развития и формирования новых мировых систем (экономические, политические, этические теории нового мирового порядка). Собственно футурологические научные исследования переросли в быстроразвивающуюся, оснащенную собственной методологией и математическим аппаратом прогностику (или проспекцию).

Прогностика, как и футурология, в целом исходила из представления о мире как едином образовании, целостном теле, в котором протекают общие процессы индустриального, постиндустриального, цивилизационного развития, и явилась одним из направлений теорий социального развития, попыткой создать методологию теорий прогресса с идеологией постоянной смены эпох, непрерывной модернизацией общества (см. Модернизация социальная).

Можно выделить два вида прогностического исследования – интуитивное предсказание, которое, исходя из анализа настоящего положения дел, дает возможные варианты будущего хода событий, и нормативное, или предписывающее, предсказание, имеющее целью определение альтернатив, выбора желаемого варианта развития и мер для его достижения (исследования Римского клуба).

Предсказание будущего становится тем самым практической задачей, составной частью социального, политического, экономического управления на основе современных методов сбора и обработки информации и принятых на этой основе научно оправданных решений. Футурология в научно-технической, экологической, социально-политической и др. областях уже сыграла значительную роль в объяснении, предупреждении и устранении ряда кризисов нашего времени и в организации современного мира.

Общий поток футурологических исследований разделился на два основных направления: оптимистическое и пессимистическое (теории кризисов и катастроф). Оба они в свою очередь дифференцированы по содержанию и тональности на ряд школ и тенденций: футурология участия, т.е. участие масс в управлении (Ф.Полак, Р.Юнг, А.Уоскоу, Ю.Гальтунг); футурология «поворотного будущего» (Т.Джонс, Б.Фуллер, Г.Кан и др.); футурология непрофессиональных (для обществознания), гуманистически ориентированных естествоиспытателей (Д.Габор, К.Ф. фон Вейцзекер); проектирование моделей мирового порядка (С.С.Менделовац, Дж.Бхагвати, А.Мазрун, Р.Котари, Р.Фальк); гуманистическая группа – Римский клуб и авторы его докладов (Б.де Жувенель); американское оптимистическое направление – «неумеренные пророки», технологические оптимисты, обсуждающие дилемму крушения или спасения (Б.Фуллер и Дж.Макчейл); сциентистское прогностическое направление – «МИТР корпорейшн», «Рэнд корпорейшн» (Г.Кан, О.Хелмер, Т.Гордон и др.), Стэнфордский исследовательский институт (центр исследования политики обучения под руководством У.Хармена), Американская академия искусств и наук, Комиссия-2000 (под руководством Д.Белла) и др.


Литература:

1. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. М., 1995;

2. Белявский А.В., Лисичкин В.А. Тайные предвидения. Прогностика и будущее. М., 1977;

3. Бестужев-Лада И.В. Прогнозное обоснование социальных нововведений. М., 1993;

4. Он же. Социальное прогнозирование. Особенность и принцип. М., 1997;

5. Он же. Россия накануне XXI века, 1904–2004: от колосса к коллапсу и обратно. М., 1997;

6. Он же. Нормативное специальное прогнозирование: возможные пути реализации целей общества. Опыт систематизации. М., 1998;

7. Тоффлер О. Футурошок. СПб., 1997;

8. Bell D. The Cultural Contradictions of Capitalism. N. Y., 1976;

9. Idem, Boulding K. The Meaning of the Twentieth Century: The Great Transition. N. Y., 1964;

10. Brzezinski Z. Between two Ages: Americaʼs Role in the Technotronic Era. N. Y., 1970;

11. Harman W. The Coming Transformation. – «Futurist», 1977, N 4;

12. Idem. An Incomplete Guide to the Future. San Francisco, 1976;

13. Kahn H., Wiener A.I. The Year 2000: A Framework for Speculation on the next 33 Years. N. Y., 1967;

14. Kahn Η. The next 200 Years. N. Y., 1976;

15. Falk R.A. A Study of Future World. N. Y., 1974;

16. Mc Hale J. The Future of the Future. N. Y., 1969;

17. Mendelovitz S.H. On the Creation of a Just World Order. N. Y., 1974;

18. Picht G., Flechtheim О.К. Futurologie: Der Kampf um der Zukunft. Köln, 1971;

19. Polak F.L. The Image of the Future. Amsterdam, 1993;

20. Wager W.W. Building the City of Man: Outlines of a World Civilization. Ν. Υ., 1971.

И.И.Кравченко

Рекомендуем прочитать