БОЭЦИЙ ДАКИЙСКИЙ

БОЭЦИЙ (Boetius) Дакийский, Датский (1-я пол. 13 в., Дания – ум. до 1284) – средневековый логик, магистр искусств (философии) Парижского университета. Автор сочинений «О способах обозначения» (De modis significandi), «О вечности мира» (De aeternitati mundi) и др., комментарии («Вопросы», «Quaestiones») к аристотелевским «Герменевтике», «Аналитикам», «Топике», «О возникновении и уничтожении», «О сне и бодрствовании», возможно также к «Физике». В онтологической логике Боэция всеобщее (универсальное) погружено в конкретное (частное) как его истина, в которой Боэций видит не соответствие понятию, а излучение сущностной силы (энергии) вещи. Познание истины вещей, созерцание начал бытия, высшее (умное) блаженство и исполнение человеческого предназначения по-аристотелевски сливаются у Боэция в одно; философия, сладостное познание истины, и добродетельная практика – это «лучшее возможное для человека состояние, подготовляющее его к блаженству будущей жизни». Все, что не ведет к наибольшему благу, есть тем самым грех. «Все люди отдалены сегодня беспорядочным вожделением от своего высшего блага, за исключением редчайших достойных мужей».

Знание широко понятого естества строго отграничивается от веры в чудо. В своих сферах наука и вера автономны и правы; «закон веры не вынуждает христианина разрушать принципы философии». Опережая Канта, Боэций выстраивает два ряда одинаково убедительных доводов в пользу невечности («новизны») и вечности мира. Естественный разум не может выйти из этого тупика, чем пользуются всевозможные путаники. Вера не противоречит разуму и не удваивает истину, когда вводит недоступное для разума сверхприродное измерение «божественного творчества». Непостижимый догмат о начале мира должен быть принят поступком доверия. Подчеркивая свое расхождение с Аверроэсом (Ибн Рушдом), Боэций требует от всякого человека признать над собой закон (lex) божественной воли, чья «форма для разума в принципе непрояснима». Разум, которому должна быть предоставлена неограниченная свобода исследования, постигает вечность мира и человека, сплошную закономерность природы, невозможность личного бессмертия и наслаждается в этом мире познанием истины и деланием добра. Вера открывает тварность мира, историчность человека, возможность чуда, бессмертие души и богообщение как высшее блаженство. Истины разума и веры, различные до противоположности, полноправны и взаимно дополнительны (simul stant).

Осуждение тезисов Боэция и Сигера Брабантского в 1277 епископом Парижа Этьеном Тампье за «аверроизм» (по сути последовательный аристотелизм) и учение о двойственной истине, после чего Боэций уехал в Италию искать защиты у папы и по-видимому вступил там в орден доминиканцев, признается теперь недоразумением. Оно было защитной реакцией церковного истеблишмента на угрозу своей мирской власти: поскольку в сфере религии оставлялось только сверхприродное (чудо), гражданское общество могло самостоятельно устраиваться по своей правде согласно нормам аристотелевской «Политики», а церковь призывалась ограничиться проповедью и духовничеством в опоре на моральный авторитет при добровольной нищете и полном безвластии, чего вскоре потребовали Данте и Марсилий Падуанский.

Сочинения:

1.  Opera, ed. J.Pinborg et H.Roos adjuvame S.S.Jensen, Hauniae. 1969–;

2.  De summo bono, sive De vita philosophi;

3.  De somniis. – Grabmann M. Mittelalterliches Geistesleben, Bd. II. Münch., 1936, S. 200–224;

В рус. пер.:

4.  О высшем благе, или О жизни философа;

5.  О вечности мира. – «ВФ», 1994, 5, с. 122–142.

Литература:

1.  Steenberghen F. van. Boèce de Dacie. – Idem: La philosophie au XI siècle. Louvain-R, 1966, p. 402–411;

2.  Wilpert P. Boetius von Dacien. Die Autonomie des Philosophen. In: Miscellanea Medievalia, 3. В., 1964;

3.  Schrödter H. Boetius von Dacia und die Autonomie des Wissens: Ein Fund und seme Bedeutung. – «Theologie und Philosophie», 1972, 47.

В.В.Бибихин

 

Рекомендуем прочитать