Толстой

ТОЛСТОЙ Лев Николаевич (1828—1910) — писатель и  философ. Большую часть жизни  провел в своем имении «Ясная  Поляна», близ Тулы. В 1844 г.  поступил в Казанский университет,  однако в 1847 г. покинул его и обратился к хозяйственной  деятельности. Затем приехал в Москву, а в 1851 г. уехал на Кавказ, где,  поступив на военную службу, пробыл три года; в 1854—1855 гг. участвовал в обороне Севастополя. В 1856 г. уехал за границу. Вернувшись в  Россию в свое имение, занимался  реформаторской деятельностью в сельском хозяйстве. С 1859 г.  обратился к педагогической работе.  Организовал в «Ясной Поляне»  собственную школу, был в ней учителем, издавал педагогический журнал «Ясная Поляна». Еще до армии  Толстой пробовал свои силы на  поприще литературы. Но в большую  литературу он вошел в середине 50-х гг. после опубликования трилогии  «Детство», «Отрочество», «Юность» и «Севастопольских рассказов». В  последующий почти 20-летний период жизни Толстой всецело был занят литературным трудом, создав в это время наиболее крупные свои  произведения, принесшие ему мировую известность, — «Война и мир», «Анна Каренина». В конце 70-х гг. усиливаются социальные и  религиозные искания Толстого  («Исповедь», 1882). В 80-х гг. Толстой  создает религиозно-этические  трактаты — «Критика догматического  богослова», «В чем моя вера?»,  «Царство Божие внутри нас» и др.  Толстой является создателем  религиозно-этического учения о мире,  человеке, смысле жизни и общественном переустройстве. Это учение  получило название толстовства. Интерес к философским  вопросам присущ Толстому на всем протяжении его творчества. В его произведениях поставлены  вопросы философии истории,  отношения «частной» и «общей»  жизни людей, личной свободы и др. Литературное творчество было для него лабораторией  исследования волновавших его философско-этических вопросов,  средством пропаганды своих идей. Идеи Толстого можно  охарактеризовать как систему «панморализма». В центр философии и  социологии выдвигается проблема нравственности. Ответ на  главный вопрос знания — о смысле жизни — по Толстому, может быть получен только из разума и совести. Религия Толстого  сводится к этике любви и  непротивления, поиску добра.  Л.Н.Толстой разрывает с церковным  истолкованием учения Христа. С огромной силой нравственного осуждения подверг критике  государственные учреждения, суд, церковь, аппарат власти и  официальную культуру России. Все культурные ценности он ставил в зависимость от степени их  доступности простому народу.  Носителем истинной веры и чистой нравственности он считал народ; в народной жизни видел залог  будущего России. * * * Толстой не принимал  консерватизма славянофилов и радикализма западников. Из  западноевропейских мыслителей наибольшее  влияние на него оказал Ж.-Ж. Руссо, его критика культуры, разлагающей  человеческую натуру, его учение о  возвращении к естественному  состоянию, к природе как условию  нравственного здоровья. Толстой  восхищался А. Шопенгауэром, он высоко отзывался об И. Канте, но понимал их с позиций своей этики. Оставался ли Толстой человеком религиозным? Он думал — да, но его вера стала неордотоксальной, рациональной. Он отвергал Христа, воскресшего из мертвых, его чудеса и страшный суд, отвергал церковь, вторгающуюся в мирские дела,  подавляющую свободу совести. Но он принял этику христианства. Он убежденно верил в существование абсолютного добра, в «невидимое сознание», «всемирное сознание» — источник безусловных и вечных, всечеловеческих нравственных  оснований жизни. Толстой считал, что это  сверхличное сознание определяет судьбу не только личную, но и народную. Его философия истории,  представленная еще в «Войне и мире», исходит из идеи предопределения,  неотвратимости наказания за зло и  неизбежности торжества праведного  народного дела. Мнение не правит миром, даже если это мнение  просвещенного лица. Толстой был выше  просветительских иллюзий. Он понимал, что народ творит историю, творит, руководствуясь нравственным  чувством, безотчетным желанием справедливости. Как жить, зачем жить, если мир жесток, если саму жизнь  неумолимо обрывает смерть? В  христианское бессмертие Толстой не  верил. А смысл находил в той  жизни, которая связана не с  выживанием, не с физическим  существованием, а с «разумным  сознанием» своего «Я». Это «Я» — исчезающе малая величина,  растворяющаяся в бесконечном потоке времени и беспредельном  пространстве. И все же это «Я» —  величина, если человек оставляет след в жизни потомков, если сам он живет для других. Так жить нельзя — без веры во всеспаси тельную силу сострадания,  любви к ближнему. А верить не  мистически, но разумно — значит творить добро. Не государство, не его принудительная сила и  законы, не церковь с ее  предписаниями и запретами, а наша добрая  воля, наше нравственное чувство и его разумное понимание — вот основа осмысленного  существования. Отвергая всякое насилие, принуждение, Толстой  договаривается до отрицания образования, науки, искусства, всякой  культуры, которая не является  общедоступной и не служит  нравственному воспитанию народа («Что такое искусство»). Доброта от Бога, но не  христианского, а того, который заключен в нашей душе и зовется духовной природой человека. Человек  существо нравственное, — утверждает Толстой, — и потому жить он  призван не по принудительному закону, а по совести. А так жить — значит любить. Это императив Толстого. Но любить трудно. Человек всегда на краю бездны, бездны самолюбия. Любовь до самозабвения — путь к спасению падших, к воскрешению нравственного начала. Обо всем этом «Воскресение» (1899) —  последний роман Толстого, «Путь  жизни» — его последние размышления.

Рекомендуем прочитать