Субстанция

СУБСТАНЦИЯ (от лат.  substantia — сущность, существо, суть) — первооснова; то, что не  зависит от другого и порождает  другое, первопричина сущего. Термин возник как перевод греческого слова «гипостасис» (фундамент, основа; личность; церковн. — ипостась). Впервые был использован  Аристотелем, выделявшим сущность вещи как особую категорию в ряду девяти других (качество, количество и т. п.), под которой он понимал то, что  способно к самостоятельному  существованию, и что выражает суть  бытия. Затем «гипостасис» широко использовался у неоплатоников в учении об эманации (истечении): Единое излучает  последовательно три «ипостаси» бытия — Бога, мировой ум, мировую душу,  являющиеся причинами единичных вещей и существ. Дальнейшее формирование понятия  «субстанция» происходило в  западноевропейской схоластике, которая  использовала идеи Аристотеля и  неоплатоников в качестве своего  теоретического фундамента. Широкое применение нашло понятие субстанции в философии Нового времени. Декарт, Гассенди, Спиноза, Локк предприняли попытки, направленные на  уточнение и изменение его  содержания. В первую очередь это  касалось аристотелевско-схоластиче ского представления о  множественности субстанций  (сущностей). Декарт, понимая под  субстанцией то, что не нуждается для своего существования ни в чем, кроме самой себя, свел их число к трем: несотвореннои мыслящей (Бог), сотворенной мыслящей и сотворенной  протяженной (телесной). Мышление и протяженность, соответственно, являются атрибутами второй и третьей субстанции. Число  атрибутов также было сведено им к двум главным, от которых зависят все остальные ее свойства. Весь (сотворенный) мир, таким образом, распался у Декарта на две  субстанциально (существенно)  различные половины. Спиноза, стремясь преодолеть декартовский дуализм телесного и духовного, приходит к заключению о наличии лишь одной субстанции — Бога. Мыслимая  таким образом субстанция состоит из бесчисленного множества  атрибутов, выражающих бесконечную  божественную сущность. Бог как  протяженная субстанция предстанет  перед нами в качестве природы, а как мыслящая — в качестве духа. В  отличие от Декарта и Спинозы,  Лейбниц предпочел в своей онтологии объяснить разнообразие природы допущением о бесконечном  плюрализме субстанций-монад. Д. Локк, продолжая, как и  Лейбниц, исходить из представления о множественности субстанций,  обратил внимание на неясность этого  понятия вообще и поставил вопрос о том, как образуются в душе идеи субстанции вообще. Его ответ  заключался в том, что «субстанцией» мы называем некоторый  неопределенный носитель («подпорку»)  простых идей, сочетание которых  образует вещь. Развивая локковский  гносеологический подход к  субстанции, Беркли подверг критике идею телесной субстанции с позиций  номинализма и субъективного  эмпиризма: он доказывал, что разум не может образовать такой идеи, и она есть просто фикция. С тех же  позиций, что и Беркли, следующий шаг в том же направлении делает Д. Юм, отвергая идею и телесной, и духовной субстанции. Критика понятия субстанции Беркли и Юмом знаменовала  собой начало процесса пересмотра теоретического инструментария, который был предпринят в  философии XIX—XX вв.

Рекомендуем прочитать