Скептицизм

СКЕПТИЦИЗМ — идейное  течение, возникшее в конце IV в. до н. э. в античной философии. Его основатель — Пиррон из Элиды. Поучая, он не писал  трактатов, так как считал, что истина недостижима, а мудрость состоит в том, чтобы воздерживаться от всякого суждения — и отрицания чего-либо, и утверждения. Во II в. до н. э. скептицизм как условие свободы в суждениях отстаивали философы платоновской  Академии. Позже (I в. до н. э.) идеи скептицизма систематизировал Энесидем в «Восьми книгах Пирроновых речей». Он  сформулировал 10 тропов (опровержений), отрицающих достоверное  знание. Наиболее полное  представление об античном скептицизме дают трактаты древнегреческого философа Секста Эмпирика  (конец II—начало III вв. н. э.). Он противопоставляет скептицизм догматизму ученых,  претендующих на безусловно истинное  знание, и агностицизму тех, кто  отрицает необходимость  исследования, познания. В соответствии со сложившейся традицией Секст считает, что всякое познание субъективно, т. е. зависит от того, как мы смотрим на вещи, и  поэтому утверждает, что мы можем  достигать не достоверного, а только правдоподобного,  соответствующего нашим пристрастиям  знания. В средневековой философии скептицизм был средством  утверждения религиозной веры.  Теологи доказывали, что истинность 349 Славянофилы знания, даже если оно опирается на опыт и подтверждается доводами разума, относительна. На всякий  тезис можно найти антитезис. Пьер Абеляр представлял в  западноевропейской философии XII в.  интеллектуализм — течение, отстаивавшее право на рациональное изучение любых, в том числе и святых,  объектов. Тем не менее он считал, что с сомнения познание начинается,  сомнением оно и завершается, ибо мир для человека — необъятная  бездна, которую не в состоянии  охватить наш разум. Философия  Возрождения, подобно античной,  рождается как выражение  безграничного гносеологического оптимизма, а в конце пути все более проникается идеями скептицизма. Его яркие представители — Эразм  Роттердамский и Мишель Монтень. «Новый пирронизм» — так характеризуют их скептицизм. Не понятные нам  положения священного Писания мы не должны отрицать, но можем  подвергать сомнению, — утверждает Эразм. Все в мире противоречиво, изменяется и превращается в свою противоположность, поэтому любое знание о нем является  относительным, приблизительно верным, —  говорит Монтень. Я знаю, что ничего не знаю достоверным образом, — таков его основной вывод из  наблюдений над познанием. Философия раннего  Просвещения еще сохраняет традиции  скептицизма. Французский мыслитель Пьер Бейль убеждает, что  религиозные догматы невозможно  рационально обосновать, а в  философии и науке недопустимо  претендовать на абсолютно истинное несомненное знание. Но в XVIII в. философский  скептицизм перерождается в  агностицизм (Д. Юм, И. Кант). Сомнения остаются спутником познания. Но теперь они не осознаются как непреодолимое препятствие для достижения истинного знания. Ограничено, неполно, а потому и не окончательно всякое знание, но безграничен процесс  познания, — доказывают  просветители. Становится ясным, что всегда есть то, что остается за гранью нашего понимания. Но этот трансцендентный мир не  является предметом познания. А  рассуждать об истинности или  ложности можно лишь о знании того, что дано нашему сознанию. В  истории общественной мысли  скептицизм играл двоякую роль. С  одной стороны, он способствовал преодолению догматизма,  формированию диалектического  понимания относительного  характера истинного знания. С другой — был источником релятивизма и агностицизма, неоправданного сомнения в самой возможности достоверного (на уровне  сущности) познания.

Рекомендуем прочитать