Эрн

ЭРН Владимир Францевич (1882—1917) — русский  религиозный философ, публицист,  профессор Московского  университета. Основные произведения: «Смысл онтологизма Джоберти в связи с проблемами современной философии», «Г. С. Сковорода. Жизнь и учение», сборники  статей «Борьба за Логос», «Меч и крест». Интерес к истории  философии (античность,  средневековье, возрождение, русская  философия, святоотческая  литература) определил характер его  собственной философской позиции. Эрн считал, что отправной точкой не только анализа, но и  преобразования истории должна стать православная христианская  религия. На основе православия  возможно преодоление зависимости от западного рационализма,  построение нового, целостного и действенного  самобытно-русского мировоззрения, объединение науки и религии, возрождение традиции античного и  восточно-христианского Логоса в  русской философии. Философская позиция Эрна складывается в контексте полемики  восточно-христианского «логизма» с западноевропейским  «рационализмом». В русской философии  полнота восточного созерцания соединена с логическим совершенством  западной рефлексии. Вселенское  значение русской философии состоит в том, что в ней мысль христианского Востока дает свой ответ на мысль христианского Запада. С этой  позиции Эрн разрабатывает концепцию целостного, «живого» знания; мира как органической целостности, богочеловечества, соборности,  свободы, создает «катастрофическую»  теорию прогресса. Основной порок рационализма — рассудочность, схематизм и безжизненная  неподвижность. Логос — вершина  сознания, не отвлечение, а восхождение по ступеням все большей  конкретности, живая стихия, в которой  личность раскрывается и углубляется. В рационализме человек — раб  мотивов и слуга условий, в которых живет. С этой позиции призывы к освобождению — ложь, а  практическое воплощение идеи  революционного преобразования мира —  преступление, порождающее реки  крови. Освобожденный от  жесточайшей политической эксплуатации, человек остается все тем же  психическим механизмом. Жизнь станет счастливее, но не свободнее.  Рационалистическая идея свободы есть лицемерное утверждение рабства. Идея всечеловеческой свободы в ее истинной форме возможна только как идея Церкви. Человек свободен всегда той трансцендентальной  свободой, возможность которой  исключается рационализмом. Органицизм и логизм, отвергая  механистический детерминизм,  утверждают себя как философию свободы. Историософия Эрна  опровергает позитивистскую  теорию прогресса, утверждающую бесконечность развития  человечества, претендующую на  мировоззренчески значимый проект человеческого будущего. В  христианстве прогресс предстает как возведение человечества на  новую абсолютную ступень бытия. Целью человеческой  деятельности, протекающей во времени, становится вечное, безусловное. Но вечность и время —  принципиально антиномичны, в силу чего история в измерении «вечность — время» предстает как прерывный процесс. Чудо — перерыв  естественных процессов  сверхъестественным — становится таким  образом составным и необходимым элементом жизни. Прогресс — прыжок из мира и человечества в абсолютное, энергия  абсолютного прорывается в эмпирический мир, катастрофически  преобразуя его. Поэтому в христианстве будущее — не мирный процесс накопления культурных  ценностей, а катастрофическая картина взрывов, смертельная схватка  Добра и Зла перед началом нового, вечного, Абсолютного Царства Божия, всеобщее исцеление во всеобщем преображении. Первую мировую войну Эрн  рассматривал как духовное борение всемирно исторических начал:  Рацио и Логоса. Источником и  коренной причиной агрессивности  германского милитаризма Эрн считал философский феноменализм.  Проблема Европы из теоретической  стала практическим вопросом русской политики, национальной  творческой задачей. Человечество  вступило в славянофильский эон своей  истории. В силу этого  славянофильская философия предстает  адекватной формой понимания  славянофильствующего времени, само  время требует возрождения утраченной парадигмы целостного знания.  Необходимость такого возрождения осознается Эрном не только  теоретически. Последнее незаконченное произведение «Верховное  постижение Платона» дает основание для утверждения, что он сам пережил мистический опыт прорыва к  истинно сущему бытию.

Рекомендуем прочитать