Дзэн-буддизм

ДЗЭН-БУДДИЗМ  разновидность буддизма, сформировавшаяся в Китае на рубеже V—VI вв. н. э. в процессе синтеза буддизма махаяны с традиционными китайскими  учениями. В эпоху Нара (VIII в.) и в эпоху Хэйан (IX в.) отдельные японцы, обучавшиеся буддизму в монастырях Китая, начали  пропагандировать это учение в Японии, но до XIII в. оно, в сущности,  было малоизвестно. Широкое  распространение в Японии получили два направления Дзэн: Риндзай, основателем которого явился Эйсай (1140—1215), и Сото,  родоначальником которого  считается Догэн (1200—1253). Расцвет популярности Дзэн в Японии и его влияния на духовную  культуру приходится на XIV—XVI вв., но и в дальнейшем, путем своей демократизации и все большей японизации, это направление  сохраняло весьма сильные позиции. Особенность Дзэн (Чань)  заключается в формировании  своеобразной культуры психической  деятельности, нехарактерной для европейского менталитета и  миропонимания. В соответствии с важнейшими психическими  функциями (эмоции, мышление,  память, восприятие и т.д.) можно говорить о культуре эмоций,  культуре памяти и пр., но для  традиционной китайской мысли  характерен целостный подход к  человеческой психике, а также  неразрывная связь между знанием и действием. Именно прикладная, жизненно* важная ориентация Дзэн предопределила его судьбу в европейской философии XX в. и огромное влияние на такие направления, как психоанализ,  постмодернизм и др. Изучению  книжной традиции не придавалось  особого значения; считалось, что  подлинное знание передается «от  сердца к сердцу», а не с помощью  логики и текста. Задача опытного  наставника заключается в направлении ученика на путь, ведущий к  «пробуждению» (кит. у, яп. сатори).  Пробуждение в дзэнской традиции  означает мгновенное постижение своей изначальной сущности, а также единства со всеми вещами. Для  подобного озарения необходимо  раздвинуть узкие границы привычного сознания, преодолеть рамки  здравого смысла и формальной логики. Дзэнские наставники единственно приемлемым методом считали  интуицию, причем особое значение  придавалось личному опыту,  неповторимому и потому не выразимому словами. Культура Дзэн в целом  может считаться наиболее полно  развитой культурой единичного.  Наиболее эффективными средствами подготовки ученика к отказу от мышления в словах и выходу на принципиально новый уровень  восприятия считались следующие:  беседы с учителем (мандо), занятия сидячей медитацией (дзадзэн), а также решение парадоксальных алогичных задач (коанов).  Последние представляли собой  противоречивые предложения, смысл которых невозможно раскрыть логически: «дай мне услышать хлопок одной руки»; «если у тебя нет посоха, я заберу его у тебя, а если есть, я дам тебе его» и др. Коаны ставили своей целью показать  невыразимость конкретных ситуаций,  сиюминутности (соккон). Слияние с действительностью,  «остановка» мгновения и пребывание в мгновении как в вечности — вот желанный итог дзэнского  тренинга, воспитание культуры  психической жизни. Если кратко сформулировать основы философии Дзэн, то они сводятся к следующему.  Первооснову мира составляет Пустота (ку), или Ничто (му), которая в то же время не есть голое  отрицание, а тождественна «природе будды» (буссан). Поэтому  небытие способно породить мир  иллюзий, феноменов (явлений). В действительности же нет  подлинного различия между  рождением и смертью, субъектом и  объектом, этим и тем. Задача  индивида заключается в том, чтобы  осознать недуальность,  недвойственность мира. Мнимое  существование противоположностей  исчезнет, когда человек осознает свою глубинную причастность ко  всему сущему и вместе с тем  достигнет состояния непривязанности к конкретному миру вещей.  Осознание в себе самом природы  Будды наступает внезапно, подобно вспышке молнии. Тогда  реальность предстанет незагрязненной, как чистое зеркало, вне наших пристрастий и вожделений. Именно в таком состоянии человек свободен от давления внешнего мира, он  следует куда захочет — сегодня он в компании нищих, завтра — беседует во дворце вельможи, а послезавтра рисует картины и пишет стихи. В  согласовании своих поступков с  «потоком жизни» при отсутствии  вожделения к чему бы то ни было и  заключается жизненное кредо  «пробужденного сознания». Дзэн не  приемлет пессимистического взгляда на мир как на обитель страданий, а  также отрицает аскетизм,  самоистязание и меланхолию. Человеческие желания должны не подавляться, а направляться в духовное русло.  Самые простые формы жизни можно и должно превратить в реализацию духовности, наполнить их  духовным смыслом. Так родились чайная церемония, искусства икебаны,  парковых ансамблей, айкидо и др. «Не сотворенный мир» — это не мир  пустоты в обыденном смысле слова, ибо может проявляться добром и злом, любовью и ненавистью, в  основе которых лежит совершенный мир Пустоты, заполненный  Абсолютом.

Рекомендуем прочитать